17/11/18
Ультраправый террор: что творилось в Германии перед приходом Гитлера к власти

Первая Мировая война закончилась 11 ноября 1918 года. А за 3 дня до этого — 9 ноября, закончилась немецкая демократическая революция. Кайзер Вильгельм был свергнут, объявлена республика. К власти пришли социал-демократы.

Немецкая революция была похожа на то, что было бы в России, если бы был Февраль, но не было Октября. Было созвано Учредительное собрание, в которое состоялись выборы, оно написало конституцию, и Германия стала демократическим государством. Эта страна вошло в историю как Веймарская республика.

Немецкая демократия

Межвоенная немецкая демократия получилась очень слабой. В обществе было много радикалов, а государственные институты, декларировавшие демократию, не могли справиться с ними. Уже в 1919 году коммунисты попытались силой взять власть, но у них не получилось. Немецкие рабочие, более образованные, чем русский пролетариат, поддержавший большевиков, массово выступили на стороне демократического правительства.

В 1923 году состоялся неудачный нацистский переворот, известный как Пивной путч. И хотя эти выступления были подавлены, общество находилось в состоянии, близком в гражданской войне. Политические противоречия между демократами, ультраправыми и коммунистами были настолько велики, что насилие на улицах Веймарской республики почти никогда не прекращалось.

Быть членом политического военизированного движения было модным: немцы межвоенного периода были потерявшейся нацией. Они не понимали, как оценивать свое прошлое, и что их ждет в будущем. Никто не верил, что текущее положение вещей надолго, а будущее было туманным. Но радикалы давали простой и четкий ответ. Чем сильнее человек втягивался в политическую борьбу, тем больше его разум отдалялся от серой, неприглядной реальности в сторону фантазийной утопии будущего, которую предлагали ему политики.

Ультраправый террор

Ультраправые силы были представлены Стальным шлемом, Союзом фронтовиком и штурмовыми отрядами НСДАП — СА. Из всех подобных организаций, они были самыми организованными, опытными и дисциплинированными — националистические идеи были популярны у солдат и офицеров, прошедших Первую мировую, и многочисленными — к 1933 году в одном Стальном шлеме состояло полумиллиона человек, столько же насчитывали СА.

Они активно занимались террором: уже в 1924 году гейдельбергский приват-доцент Эмиль Гумбель писал о более чем 400 политических убийствах, которые совершили ультраправые за последние годы (с 1918).

Слабые коммунисты

Коммунисты были чуть менее организованны и уступали правым по численности, хотя у них было много сторонников, не вступавших в ряды организаций. К тому же, правительственные социал-демократы, бывшие союзники коммунистов — создатели Компартии Германии до 1918 года состояли в СДПГ, считали красных гораздо большей угрозой, чем нацистов.

Поэтому более активно запрещали их и репрессировали. Отношение «демократического» режима СДПГ с коммунистами хорошо иллюстрирует «Кровавый май» 1929 года, когда по мирной демонстрации красных было выпущено 11 000 патронов и погибло 33 человека.

Боевой организацией коммунистов был Союз красных штурмовиков, или Рот фронт (именно от названия этой организации появилось интернациональное приветствие коммунистов и название московской конфетной фабрики).

На 1929 год, когда организация была запрещена, в ее рядах было около 100 000 членов. Но и после запрета Рот фронт продолжил свою деятельность, в первую очередь, начав уличное насилие против нацистов. Коммунисты тоже не гнушались политических убийств, однако старались их избегать. С 1918 по 1922 они убили 22 человек.

Правительство на улице

Интересы правительства в уличной политике представляли организации «Имперское знамя», «Имперский союз обороны» и «Стальной фронт». Интересно, что эмблему «Стального фронта» придумал русский эмигрант, сменовеховец, ассистент великого физиолога Ивана Павлова Сергей Чахотин. Это были довольно многочисленные — около 200 000 участников только в «Имперском знамени» на начало 1930-х, но слабые организации.

Демократические силы вербовали себе сторонников из образованной среды, которая была менее страстной, чем пролетариат, который шел к нацистам и коммунистам. К тому же, хоть риторика «Знамени» и «Фронта» старалась быть похожей на тоталитарные стили радикалов, все же идеей защиты парламентской демократии зажечь молодые сердца гораздо сложнее. Поэтому за нерешительную позицию в немецком обществе «Стальной фронт» прозвали «ржавым».

Эти три силы постоянно вступали в конфликты с насилием. Нацисты нападали на митинги коммунистов, и наоборот. В таких драках часто убивали людей. Например, 17 июля 1932 года в Гамбурге случилось одно из самых грандиозных подобных побоищ, которое отлично иллюстрируют ситуацию на немецких улицах того времени.

Стычка в Гамбурге

Штурмовики НСДАП решили устроить марш в рабочем квартале Альтон, где их идеи популярностью не пользовались. Около 8 тысяч нацистов со всего региона съехались в Гамбург. Жители Альтона, в основном левые рабочие, знали о готовящемся митинге и приготовились обороняться, запаслись оружием.

Когда колонна нацистов ступила непосредственно в рабочие кварталы, началась стрельба. Двое нацистов было убито сразу. Вскоре в бой вступили организованные ротфронтовцы. Потом появилась и третья сила — отряды социал-демократов, которые считали одинаковыми врагами и красных, и коричневых.

Полиция вмешалась в ситуацию только к вечеру. Четыре вооруженные силы, каждая из которых ненавидела три остальные, схлестнулись в кровопролитном противостоянии. В итоге, в тот день погибло 18 человек, а десятки были ранены.

Еще одна показательная история, хорошо характеризующая то время, — убийство Хорста Весслея в 1930 году, которого Геббельс превратил в нацистского Христа. Его убили коммунисты, которые ворвались в его съемную квартиру. В тот же день в виде мести нацистами был убит 17-летний парень из КПГ. Такие убийства были нормой того времени, особенно в начале 1930-х.