05/08/17
public domain
В каких условиях в российской тюрьме сидят маньяки

К серийным убийцам закон суров. В зависимости от тяжести совершенного преступления они получают тюремный срок длительностью не один десяток лет, а чаще всего и пожизненное заключение. Участи маньяка не позавидуешь, ведь после заключения под стражу ему придется столкнуться с куда более суровым правосудием – тюремными законами.

Без суда и следствия

«Веселая» жизнь маньяков начинается уже в СИЗО. На время проведения следственных мероприятий опасных преступников, как правило, изолируют во избежание расправы. Если преступник неохотно сотрудничает со следствием, нередко применяются особые методы воздействия.

Так, в начале 1990-х в питерские «Кресты» был помещен маньяк, который подозревался в совершении четырнадцати изнасилований. Следователь прокуратуры, которому довелось вести это дело, попросил администрацию тюрьмы перевести маньяка в общую камеру, но не к «шерстяным» - заключенным, осуществляющим «беспредел» (избиение или насилие над другими заключенными с целью получения необходимых следствию сведений или для наказания), часто по указанию руководства тюрьмы.

Маньяка не тронули, но целый день рассказывали ему о том, какая жизнь ждет его на зоне, подпитывая повествование ужасающими историями о жизни его предшественников. Психологическое воздействие возымело эффект, и насильник пошел на контакт со следствием.

Скрыть информацию о статье, по которой проходит заключенный, или о его ориентации невозможно. И хотя изнасилование женщины, по воровским понятиям считающейся «вещью», и убийство – статьи отнюдь не позорные, все же жулики не уважают людей, которые убивают просто так, ради собственного удовольствия, а не для наживы или находясь в крайних обстоятельствах.

Уже в СИЗО определяются статус заключенного и его принадлежность к одной из многочисленных тюремных каст. Содомиты и половые извращенцы априори зачисляются в «петухи» или «вафлеры». Жизнь таких преступников превращается в ад. Для них отводится отдельный угол у дверей, у параши или под нарами. Питаются они отдельно из меченой посуды - в кружках, ложках и мисках проделываются дырки. «Петухам» поручают самую грязную работу – чистку туалетов, обслуживание помойных ям. За любое неподчинение их могут избить ногами, окунуть лицом в парашу или даже убить.

Повсеместно практикуется насилие. Причем маньяками, совершавшими грязные извращения со своими жертвами, особенно с детьми, арестанты брезгуют, предпочитая насиловать их подручными средствами, например, черенком от швабры, или отдают на растерзание другим «петухам», озлобленным и испытывающим жажду мести за собственные унижения. И неудивительно, что в таких условиях заключенные погибают или часто заканчивают жизнь самоубийством еще до определения в место отбывания наказания.

На особом режиме

Именно в колонии начинаются главные неприятности серийных убийц и маньяков. По решению Госдумы, внесшей поправки в УИС РФ в 2005 году, особо опасные преступники помещаются в удаленные от места проживания заключенного колонии, чаще в так называемые «красные» зоны, где действует строгий административный устав и убийцы не имеют никакого авторитета.

В колониях, где заключенные отбывают пожизненное наказание, сотрудники стараются, само собой негласно, сделать так, чтобы маньяки каждый день жалели о моратории на смертную казнь. С одной стороны, над ними висит реальная угроза расправы со стороны сокамерников, с другой, – они беспомощны перед административными мерами перевоспитания преступников. Так, по неофициальной статистике, средняя продолжительность жизни приговоренных к пожизненному заключению серийных убийц и маньяков не превышает 5-7 лет.

Как правило, их ограждают от контакта с обычными зэками и размещают в камерах по 2-3 человека. В отдельных случаях, когда заключенный представляет опасность для окружающих или над ним нависла угроза смерти, ему может быть предоставлена одиночная камера. Это – более безопасный, но отнюдь не более комфортный вариант.

С момента подъема в 6 утра до отбоя осужденный не имеет права пользоваться кроватью. Да и ночью спать он будет при ярком свете без возможности прикрыть лицо. Эта мера вызвана тем, что именно в темное время суток совершается большинство попыток свести счеты с жизнью.

По территории тюрьмы зеки передвигаются либо на корточках с открытым ртом, либо с завязанными глазами в сопровождении конвоя с собаками. По закону осужденные на пожизненный срок имеют право трудиться, им полагается прогулка длительностью полтора часа, разрешены пользование библиотекой и прослушивание радиотрансляций. Но и этих удовольствий они могут лишиться за малейшую провинность перед администрацией.

В течение первых 10 лет ограничиваются контакты заключенных с родными. Разрешены только два коротких свидания в год через - стекло или решетку - и одна посылка. Если преступнику удалось выжить, то в следующие 10 лет количество свиданий будет удвоено, и появятся первые длительные встречи с родными, хотя, как говорят очевидцы, это большая редкость. Жены и дети маньяков, которым открылась вся правда о двойной жизни отца и мужа, обрывают все контакты и даже меняют фамилию, имя и место жительства, опасаясь расправы от родных изувеченных жертв убийцы. По сути, маньяка ждет полная изоляция от внешнего мира до конца его дней.

За нарушение тюремного режима сидельцев жестко наказывают. Как следует из рассказов одного из служащих колонии, за протест заключенного могут избить, лишить книг, сна или заставить, к примеру, гулять на корточках в течение нескольких часов, пока он не начинает выть от боли. Назначив маньяка на ассенизаторские работы, администрация тюрьмы обрекает его на ежедневное стояние по пояс в фекалиях в течение всего тюремного срока, до конца которого он может так и не дожить.

К педофилам применяются куда более жесткие методы «народного» воспитания, ведь у большинства служащих тоже есть дети. В газете «За решеткой» был описан случай, как в одну из колоний на Севере поступил маньяк, зверски изнасиловавший четверых мальчиков. Никто из «приличных» арестантов не стал его «иметь». Пользовали его всеми подручными средствами, что привело к заражению прямой кишки, операции по ее удалению и скорой мучительной смерти.

В другом описанном случае серийному убийце повезло попасть в «красную» колонию со строгим уставным режимом. «Опускать» здесь было не по правилам. Тогда братва и сотрудники колонии объявила насильнику бойкот, лишив его любого общения. После трех лет вынужденного молчания у маньяка начались ухудшения психического здоровья. Он стал бубнить себе под нос, размахивать руками и биться головой об стену. Побывав несколько раз в ШИЗО, детоубийца в итоге повесился.