14/11/17
Василий Блохин: как сложилась жизнь советского палача-рекордсмена

От прокатившихся по СССР в сталинское эпоху массовых репрессий пострадали сотни тысяч человек. Кто-то попал под раскулачивание, кого-то как «врага народа» отправили в лагерь. Особенно велико в этот период было количество смертных приговоров. Приведением их в исполнение занимался и Василий Блохин – доверенный палач Иосифа Сталина. Как сложилась жизнь одного из самых кровавых убийц в истории?

Василий Блохин был главным палачом Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) при трех комиссарах – Генрихе Ягоде, Николае Ежове и Лаврентии Берии. Вождь народов лично выбрал его руководителем карателей – так называемой расстрельной команды, которая исполнила львиную долю казней того времени.

Начало пути

Родился Блохин в 1895 году под Суздалем в обычной крестьянской семье. В 1914 году ушел на фронт, а после Октябрьской революции присоединился к большевикам. В 1921 году попал во Всероссийскую чрезвычайную комиссию, занимавшуюся поиском шпионов и врагов народа.

Начальство высокого ценило будущего палача. Надежный и исполнительный, Блохин был фанатично предан своему делу. Неудивительно, что продвигался по лестнице он достаточно быстро. В середине 1920-х годов Блохин становится комендантом внутренней тюрьмы Лубянки, где ему позволяется работать довольно самостоятельно - без дополнительных проверок и вмешательства партийных органов.

Убийца №1

Исполнение смертных приговоров было в компетенции его подчиненных, однако Блохин никогда не отказывал себе в возможности казнить осужденного самостоятельно. Именно от его руки пали некоторые из старых членов Коммунистической партии, оказавшиеся лишними в выстроенной Сталиным системе. Блохин расправился и с маршалом Михаилом Тухачевским, а также пустил пулю в затылок двум своим бывшим начальникам – наркомам НКВД Генриху Ягоде и Николаю Ежову. Он привел в исполнение смертный приговор театральному режиссеру Всеволоду Мейерхольду, публицисту и журналисту Михаилу Кольцову и другим деятелям культуры и искусства, попавшим под неумолимый каток сталинских репрессий.

Непременным спутником Блохина и его товарищей была водка. По некоторым сведениям, палачи закатывали пьянку после чуть ли не каждой казни. Как вспоминал один из членов команды Блохина, напивались буквально до потери сознания. Оправдывали употребление алкоголя спецификой своей работы, прежде всего, ее психологической составляющей. Кроме того, палачи в буквальном смысле мылись одеколоном, иначе нельзя было избавиться от стойкого запаха пороха и крови. Тем не менее своим делом «убийца №1» гордился. За «ударную» службу палач получил звание майора госбезопасности.

Кровавая Катынь

Пожалуй, самой черной страницей в биографии палача была казнь польских военнослужащих в Катыни весной 1940 года. За несколько месяцев Блохин и его приспешники, по некоторым сведениям, уничтожили около семи тысяч человек, попавших в плен во время похода Красной Армии в Польшу.

Главный каратель СССР определил и норму казней – 300 человек за ночь. Обреченных на смерть по одному заводили в небольшое, окрашенное в красный цвет помещение, где устанавливали их личность. Затем их отводили в соседнюю комнату, стены которой были тщательно звукоизолированы, чтобы снаружи не слышали криков несчастных. Там же имелся водосток, куда водой из шланга смывали кровь.

Блохин старался внешне полностью соответствовать выполняемой им работе. Его полное обмундирование добавлял кожаный передник и доходившие до плеч перчатки. Палач прижимал обреченного к стенке и производил выстрел из немецкого Вальтера. Советскому ТТ-30 он не доверял, полагая его недостаточно надежным.

Непотопляемый каратель

В окружении Сталина прекрасно знали о творимых Блохиным зверствах. Однажды, уже после отстранения от должности наркома внутренних дел Николая Ежова, очередной руководитель ведомства Лаврентий Берия затеял чистку кадров. В руководство наркомата поступила бумага, из которой следовало, что убийца №1 был близок к бывшему главе НКВД Генриху Ягоде, а раз так, то в его надежности стоит сомневаться.

Собрав все необходимые материалы для санкции на арест палача, Берия отправился к вождю народов. Однако тот к удивлению наркома ему отказал. Удивительно, но Сталина при всей его подозрительности к окружающим совершенно не смущало то, что перед ним маячат привыкшие стрелять в затылок люди. Таким он почему-то доверял. Как рассказывал позднее Берия, вождь народов заступился за палача, сказав, что кто-то все равно должен делать подобную работу.

И Блохин справлялся на ура. В апреле 1940 года он получил орден Красного Знамени и солидную денежную премию. В июле 1945 года палач достигает вершины своей карьеры ­– получает звание генерал-майора.

Под откос

Сталин не дал Берии уничтожить карателя в 1939 году, но после смерти вождя народов протекции на высшем уровне у него не осталось. Заняв после перераспределения властных полномочий пост министра внутренних дел, Берия спешит избавиться от излишне запачкавшегося в крови Блохина: он снимает его с должности и отправляет на пенсию, попутно выписав благодарность за службу.

Однако под напором начавшейся десталинизации не устоял и сам глава МВД: в июне 1953 года Берию арестовывают и спустя несколько месяцев расстреливают. Уже в следующем году Блохина лишают звания генерал-майора за «дискредитацию высокого звания» во время службы.

Выкинутый на обочину жизни и более никому не нужный 59-летний палач начал сильно пить, периодически у него случались нервные срывы. Спустя несколько месяцев после лишения генеральских погон, в феврале 1955 года, Блохин умер. Официальная причина – инфаркт миокарда, однако ходили толки, что палач застрелился. Тем самым Вальтером, с помощью которого он лишил жизни стольких людей.

Всего за все время «работы» он отправил на тот свет примерно от 10 до 15 тысяч человек. Точное количество жертв Блохина до сих пор неизвестно. По слухам, на совести карателя было гораздо больше убийств – от 20 до 50 тысяч. Хотя, вероятнее всего, последнее предположение - большое преувеличение.