20/03/17
«Волынская резня»: это поляки никогда не простят украинцам

11 июля 1943 года навсегда останется в памяти поляков как черная дата. В этот день украинские националисты с целью полного уничтожения «враждебных элементов» напали на польские поселения, располагавшиеся на территории Западной Украины. Полторы сотни деревень и сел были буквально залиты кровью. Националисты не пощадили никого.

Попытки примирения

Летом прошлого года накануне 73-й годовщины страшной трагедии, представители Украины и Польши обменялись посланиями. Первые попытались сгладить острые углы, просили прощения и говорили, что «пока живы наши народы, раны истории продолжают приносить боль. Но наши народы будут жить только тогда, когда, несмотря на прошлое, мы научимся относиться друг к другу как собратья». Вторые, в принципе, не против наладить контакт, вот только есть одна проблема. Так ответили депутаты парламента правящей партии «Право и Справедливость»: «Разница между нами касается не будущего, а общей политики исторической памяти. Проблема в сегодняшнем украинском отношении к виновным в геноциде поляков во времена Второй мировой войны. В Польше на государственном и местном уровнях мы не чтим людей, у которых кровь на руках невинного гражданского населения. Нас беспокоит избирательность исторической памяти, в которой открытая декларация симпатии к Польше идет в паре с прославлением тех, кто имеет на руках кровь наших земляков — беззащитных женщин и детей».
Поэтому попытки примирения в очередной раз закончились ничем.

Уничтожить в борьбе

В 20-м веке противостояние поляков и украинцев перетекло в другое русло. Если до этого первые массово притесняли вторых, то в тот момент ситуация поменялась.
Украинские националисты начали проводить политику террора против поляков еще до начала Второй Мировой войны. То есть, когда Западная Украина относилась к Польше. Смелости и сил националистам добавляло сотрудничество с нацистами. Нацисты, кстати, думали, что таким образом им удастся создать хоть и независимое, но марионеточное украинское государство. И самое главное, эта новая «держава» обязательно должна была быть этнически чистой. Степан Бандера, как и все остальные главари националистов рьяно поддерживали эту идею.
Весной 1941 года Организация украинских националистов разродилась инструкцией под названием «Борьба деятельность ОУН во время войны». В ней были подробно расписаны задачи «службы безпеки» (безопасности) во время вооруженного конфликта с СССР. Проще говоря, в этом документе было сказано, что враждебные Украине элементы должны быть уничтожены любыми способами.
И в 1943 году псов спустили с цепи. Начальник «службы безпеки» Николай Лебедь проявил инициативу по очищению территории от поляков. Верхушка ОУН это одобрила. Хотя притеснение польского населения как в Волыни, так и по всей территории Западной Украины начались гораздо раньше.
Первым отважился Петр Нестерович. С подчиненным ему националистическим отрядом он решил вырезать подчистую польское село Паросле (недалеко от Владимирца Ровенской области). А для того чтобы минимизировать потери среди своих, Нестерович приказал бойцам переодеться в форму советских партизан. Дело в том, что жители Паросле активно с ними сотрудничали, поэтому подвоха не заметили…
Перед тем, как убить женщин, националисты их изнасиловали, затем обрезали носы, уши и груди. С мужчинами расправлялись при помощи топоров. Над двумя братьями-подростками по фамилии Горшкевич, которые пытались убежать и позвать на помощь советских партизан, поиздевались с особой жестокостью. Им отрубили руки и ноги, вспороли животы, а раны засыпали солью. Затем несчастных бросили в поле умирать. Всего в селе погибло 173 поляка, среди них – 43 ребенка. Не пощадили они даже годовалого малыша. Его пригвоздили штыком к столу… Такую ужасную картину увидели настоящие партизаны, когда пришли в Паросле.
Элитой в отрядах УПА считались «резуны» - люди, чьим коньком были жестокие казни. Чаще всего для расправ они применяли пилы, ножи и топоры.
Следом за Паросле под удар попало другое польское село – Липники. С местными жителями расправился отряд Ивана Литвинчука, более известного как Дубовой. Они полностью вырезали село, убив 179 поляков (51 из них – дети). Кстати, именно в том населенном пункте родился в будущем первый польский космонавт – Мирослав Гермашеский. На момент нападения украинцев ему было всего 2 года. То, что Мирослав пережил бойню – чудо. Его мать, пытаясь спастись от преследователей, спрятала его в поле среди трупов…
Затем было вырезано население деревни Куты, села Катариновка… Причем украинские националисты убивали не только поляков. Но и, как они их сами называли «недоукраинцев», то есть людей из смешанных браков. К «отступникам» националисты относились с особой жестокостью.

И вот так приблизилась черная дата для польского народа – 11 июля 1943 года. В этот день боевые отряды УПА одновременно напали на несколько десятков сел, населенных в основном поляками (данные разнятся, по одним, их было около сотни, по другим – порядка 150). Убивали их всех без разбора, ведь только так по представлениям националистов можно было «очистить украинскую землю».

Польские историки, которые вплотную занимались восстановлением хронологических событий в «Волынской резне», сообщили, что бойцы УПА, точнее именно те «резуны», использовали 125 способов умерщвления мирного населения.

На этом террор не остановился. Националисты начали проводить массовые зачистки среди уже украинского населения. Любой человек, который отказывался сотрудничать или помогать УПА автоматически приравнивался к врагам и его казнили. Как, например, Ивана Аксючица из села Клевецк. Аксючиц осудил жестокие методы националистов, за что и поплатился жизнью. «Резуны» казнили его прилюдно и показательно жестоко – распили пополам. Причем такую смерть для него выбрал племенник, входивший в УПА.

Украинский народ возмутился. И чтобы не обострять обстановку, националисты начали истреблять только украинцев. Как в селе Паликровы. Там они «отсортировали» население и расстреляли из пулеметов более трех сотен поляков, украинцев при этом не тронули.

Месть

Рассказывать обо всех зверствах украинских националистов нет смысла. «Волынскую резню» подтверждают несколько тысяч свидетелей и огромное количество фотографий. Польские исследователи говорят о более чем 36 тысяч погибших тогда их согражданах. Причем это лишь те, чьи личности удалось установить. Еще несколько тысяч, а то и десятков тысяч остаются неизвестными. Польские историки упоминают цифру в 100 тысяч человек, 60 тысяч из которых – именно поляки (остальные – это «отступники»).
Правда, украинские историки и исследователи с этим не согласны. По их данным поляки завысили реальные цифры в несколько раз.
Понятно, что подобный террор не мог остаться без ответа. И поляки ответили в 1944 году силами Армии Крайовой. Огнем и мечом прошлись они по украинским населенным пунктам, разбросанным по Восточной части Польши. Но масштабы возмездия не идут ни в какое сравнение с «Волынской резней». В общей сложности от рук польских солдат погибло примерно 2-3 тысячи украинцев. Правда, украинские же исследователи заявляют, что на самом деле убито было в несколько раз больше их сограждан, чем утверждают поляки. В общем, договориться и примириться по этому вопросу стороны не могут до сих пор.