23/11/18
Вялотекущая шизофрения: почему такой диагноз ставили только советские психиатры

Если какой-то человек не согласен с вами в неком важном вопросе, то вы можете признать за ним право на личную точку зрения или усомниться в его вменяемости. Этот выбор определяет, что вы за личность. Удивительно, но советская школа психиатрии считала больными людьми не только политических диссидентов, убежденных противников социалистического строя, но и просто неординарных творческих граждан. Всем им ставили диагноз «вялотекущая шизофрения».

Нет такой болезни

Начнем с того, что болезни, о которой мы говорим, просто не существует. Лишь на территории СССР и ряда стран Восточной Европы в 1970-1980 годах пациентам психиатрических клиник ставили такой диагноз.

В настоящее время в России действует международная классификация болезней, утвержденная Всемирной организацией здравоохранения в 1994 году (МКБ-10). И в ней нет даже упоминания о вялотекущей шизофрении.

Правда, Минздрав РФ подготовил свой вариант классификации болезней, адаптированный к традициям отечественной медицины, который хоть и не содержит вышеназванного диагноза, но там есть так называемое «шизотипическое расстройство», близкое по значению к вялотекущей или, как ее еще называют специалисты, малопрогредиентной шизофрении.

Впрочем, министерство здравоохранения допускает оговорку, что шизотипическое расстройство требует дополнительной диагностики.

Откуда она взялась?

Автором научной концепции, утверждавшей существование такой болезни, является доктор медицинский наук Андрей Снежневский (1904-1987 гг.), которого считают одним из основоположников московской школы психиатрии. В конце 60-х годов ХХ века он предложил научному сообществу ввести новый диагноз «вялотекущая шизофрения». Его теория вскоре была принята советскими коллегами.

Профессор А.В. Снежневский основывался на работах известного швейцарского психиатра Эйгена Блейлера, который еще в 1911 году говорил о существовании латентной формы этого психического расстройства. Ученый не считал шизофрению патологическим состоянием нервной системы человека, чем существенно расширил границы данного понятия.

В 1966 году на IV Всемирном конгрессе психиатров в Мадриде А.В. Снежневский прочел доклад о латентной шизофрении, в котором особо остановился на ее вялом течении, когда болезнь практически не развивается в сторону клинического ухудшения, и человек долгие годы может казаться здоровым.

Мировое научное сообщество не поддержало концепцию советского ученого, ведь в таком случае диагноз «шизофрения» распространялся бы на целый ряд других заболеваний, таких как депрессивный или маниакальный психоз, невротическое расстройство, различные фобии и навязчивые идеи, ипохондрические и аффективные состояния, депрессии, а также небольшие личностные особенности. Например, порывы вдохновенного творчества.

Но в советской психиатрической школе мнение профессора А.В. Снежневского стало основополагающим. Его поддержали многие коллеги. Например, доктор медицинских наук Даниил Лунц (1912-1977 гг.), который по совместительству являлся полковником КГБ СССР, в своих научных работах утверждал, что пациент может страдать вялотекущей шизофренией, даже если в его поведении не прослеживается никаких личностных изменений и доказать диагноз клинически невозможно.

Разумеется, под такое определение болезни можно подвести кого угодно. Тем более что светила отечественной психиатрии утверждали, что только специалист способен распознать вялотекущую шизофрению, тогда как родственники и друзья еще ни о чем не догадываются.

«Все диссиденты — психи»

Органы государственной безопасности СССР быстро поняли, какую выгоду можно извлечь из теории А.В. Снежневского. В 1970-1980 годах диагноз «вялотекущая шизофрения» систематически ставился диссидентам – убежденным противникам политического строя, существовавшего в нашей стране. Это делалось с целью дискредитации любых идей, не совпадающих с позицией КПСС, а также для изоляции опасных инакомыслящих граждан от общества.

Поскольку многие диссиденты были людьми творческими, то в качестве подтверждения диагноза использовались их личностные особенности, такие как оригинальность мышления, депрессивность и частые перепады настроения, отсутствие полной адаптации к социальной среде, частая смена интересов и даже неорганизованное поведение. Другими словами, если человек был рассеян или не соблюдал режим дня, то это тоже могло быть вменено ему в вину. Иногда показанием к постановке диагноза служила религиозность, которая не должна быть присуща гражданину СССР, как считали некоторые специалисты.

К слову, ленинградская и киевская школы психиатрии несколько лет отказывались принимать концепцию А.В. Снежневского, как единственно верную, не признавая диссидентов шизофрениками, но сдались под давлением государственных структур. Впоследствии этот диагноз начали ставить не только инакомыслящим, но и асоциальным элементам, бродягам и парням, уклоняющимся от воинской службы.

В 1989 году Москву посетила делегация психиатров из США. Они получили возможность обследовать 27 пациентов, которых необоснованно удерживали в клиниках, по мнению правозащитных организаций. Американцы не выявили никаких психических расстройств у 14 из обследованных пациентов, еще трое были признаны вменяемыми людьми с незначительными особенностями личности. Иностранцев поразило, что среди показаний к постановке диагноза «вялотекущая шизофрения» советские психиатры учитывали и повышенное чувство собственного достоинства (!), которого по-видимому просто не должно быть у гражданина СССР.

Кто пострадал

Руководитель международной организации «Глобальная инициатива в психиатрии» голландский правозащитник Роберт ван Ворен утверждает в своих многочисленных выступлениях в западных СМИ, что около трети всех политических заключенных СССР в 1970-1980 годах были насильственно помещены в специализированные клиники. Они прошли через калечащее психику и здоровье принудительное лечение. И хотя официальной статистики на этот счет просто не существует, речь идет о тысячах испорченных судеб.

Например, поэтесса и правозащитница Наталья Горбаневская (1936-2013 гг.), участвовавшая в демонстрации против ввода советских войск в Чехословакию, попала на принудительное лечение в психбольницу, потому что профессор Даниил Лунц написал в своем заключении, что у пациентки «не исключена возможность вялотекущей шизофрении».

В разные годы этот диагноз ставили биологу Жоресу Медведеву, политику Вячеславу Игрунову, математику Леониду Плющу, диссидентке Ольге Иофе и многим другим. Повод для преследований мог быть любой: от печати антисоветских листовок до чтения самиздатовского экземпляра романа А.И. Солженицына «Архипелаг Гулаг».

Поэт Виктор Некипелов и писатель Владимир Буковский тоже проходили психиатрическую экспертизу в институте имени В.П. Сербского по подозрению на вялотекущую шизофрению, но их признали вменяемыми, так как в экспертной комиссии не оказалось профессора Д.Р. Лунца.

Осуждение и раскаяние

Еще в 1977 году Всемирная психиатрическая ассоциация (ВПА) на конгрессе, состоявшемся в Гонолулу, осудила использование медицины для политических репрессий в СССР. Но советские специалисты не согласились с мнением иностранных коллег, отказавшись от участия в мероприятиях ВПА. Правда, в годы перестройки отечественная медицина признала позорный факт существования «политической психиатрии».

По информации Международного общества защиты прав человека, в 1988-1989 годах примерно 2 миллиона человек были сняты с психиатрического учета в СССР. Всем им ранее был поставлен диагноз «вялотекущая шизофрения», отмененный под давлением западного научного сообщества. Так восстановилось членство отечественных специалистов в ВПА.

И все же, многие современные российские психиатры опираются на труды А.В. Снежневского в своей работе, ставя некоторым своим пациентам диагноз «шизотипическое расстройство», близкий по своей сути к болезни, которую в Европе и США признали не существующей.

Ошибка или преступление

Когда человека, психически здорового или с небольшими личностными особенностями (страхами, переживаниями, депрессиями), хватают и насильно везут на лечение в психбольницу, это можно назвать преступлением.

В научном сообществе до сих пор ведутся споры: профессор А.В. Снежневский специально разработал концепцию вялотекущей шизофрении для борьбы с диссидентством в СССР или органы госбезопасности и сотрудничавшие с ними психиатры лишь ловко воспользовались заблуждениями ученого.

Большинство экспертов винят репрессивный государственный аппарат, а не московскую психиатрическую школу, которой пеняют лишь на недостаточную разработанность теоретической базы, что привело к многочисленным врачебным ошибкам.

Болезнь, которая развивается медленно и никак не проявляется, оказалась настоящей находкой для сотрудников КГБ СССР. Достаточно было лишь найти «правильного» психиатра, и диагноз превращался в настоящий приговор.