20/05/17
Эпидемия абортов при Хрущеве: чем она была вызвана?

В 1964 году число абортов, совершённых советскими женщинами приблизилось к отметке 6 млн. Такой беспрецедентный показатель, немыслимый для развитых стран Запада, становится понятым, если знать предысторию.

Абортное дело

Рожать или не рожать? Для женщин в нашей стране это был один из самых наболевших вопросов, учитывая непредсказуемость социально-политической обстановки. В дореволюционной России законы запрещали абортное дело. Уложение о наказаниях приравнивало аборт к убийству и предусматривало тюремное заключение сроком до 5 лет. С начала XX века в высоких общественных кругах стали поговаривать об смягчении законодательства об абортах. Так, было рекомендовано исключить наказание женщин, а к уголовной ответственности привлекать только врачей, сделавших аборт в сугубо корыстных целях. В бурные революционные годы законодательно абортное дело никак не регламентировалось. Было не до этого. Но уже в 1920 году власти нового государства издали постановление «Об охране здоровья женщины», в котором провозглашался бесплатный и свободный характер абортов. Один из идеологов постреволюционной России Александра Коллонтай призывала прекрасный пол не ограничиваться семьей и кухней, а активно вовлекаться в общественную жизнь страны победившего социализма. Рожать или не рожать, должна решать сама женщина. Революция основательно раскрепостила нравы молодежи. С агитационных плакатов доносилось: «Каждый комсомолец может и должен удовлетворять свои половые стремления», а «каждая комсомолка обязана идти ему навстречу, иначе она мещанка». Проведенный среди молодых рабочих того времени опрос показал: 63% юношей и 47% девушек в возрасте до 18 лет имели половые связи, при этом знания о половой культуре и предохранении у них практически отсутствовали. Это неудивительно, так как контрацептивы тогда считались «элементом буржуазного разложения». Молодая страна нуждалась в рабочих руках, и единственной возможностью для государства избежать массового оттока женщин из экономики были аборты. Россия стала первой в мире страной, легализовавшей искусственное прерывание беременности.

«Нам нужны люди»

Время показало, что избавление женщин от обузы материнства не решило проблему рабочей силы. «Нам нужны люди. Аборт, уничтожение зарождающейся жизни, недопустим в нашем государстве строящегося социализма», – писал старый большевик Арон Сольц. В 1936 году аборт был официально запрещен. Прерывать беременность было разрешено лишь в исключительных случаях: по медицинским показаниям, из-за неудовлетворительного материального положения или в связи с обстоятельствами морально-этического характера. Запрет на аборты первое время позитивно сказывался на рождаемости. Например, в 1936 году в Москве на свет появилось 70 тыс. новорожденных, а уже через два года их было 136 тыс. Но очень быстро статистика начала ухудшаться. Запрет абортов привел к их криминализации и увеличению случаев самостоятельного прерывания беременности. По статистике 90% зарегистрированных абортов были нелегальными. Быстро рос и уровень женской смертности. Если в 1936 году во время прерывания беременности было зафиксировано 910 случаев смерти, то в 1940 году этот показатель достиг отметки в 2 тыс.

Хотели, как лучше

Доктор исторических наук Наталия Лебина отмечает, что криминальные аборты в советском обществе стали нормой. Незаконные операции по прерыванию беременности стали проводить не только профессиональные акушеры-гинекологи, но и люди, не имевшие к медицине никакого отношения. Так, в 1936 году среди привлеченных к уголовной ответственности за производство абортов только 23% были врачами, 21% – рабочие, 16% – служащие и домохозяйки, 24% – другие категории. «Несмотря на преследования, подпольные «абортмахеры» не имели недостатка в клиентуре. Лишённые возможности обратиться к врачу, женщины часто избавлялись от беременности самыми варварскими способами», – констатирует Лебина. Как следствие – показатель женской смертности резко пошел вверх. В случае если вовремя доставленную в больницу женщину удавалось спасти, ей грозил суд. Уголовное преследование за аборт побуждало женщин совершать еще более страшные поступки. Они предпочитали дожидаться родов, а затем убивали новорожденного. В конце 1930-х годов детоубийства составляли до 25% от общего количества совершенных по стране убийств. Факты рисуют нам неприглядную, жуткую картину. В стране развивающегося социализма младенцев убивали штопальными иглами, топили в уборных или просто выбрасывали на помойку.

«Я не машина!»

Во время Великой Отечественной войны проблема абортов по понятным причинам перестала быть актуальной. Не возвращались к ней и в первое послевоенное десятилетие, когда одной из главных забот в СССР стало восстановление генофонда. Однако уже к середине 1950-х годов вернулись застарелые проблемы, связанные с незаконным прерыванием беременности. Но если до войны на подпольный аборт шли в основном малоимущие и одинокие женщины, то теперь среди отказников все чаще попадались состоятельные семьи, для которых в отсутствии средств контрацепции незапланированное рождение ребенка (чаще всего третьего или четвертого) шло вразрез планам на жизнь. Партийному руководству поступали сотни душераздирающих писем, в которых женщины убеждали чиновников отменить запрет на аборт. «Я устала, мне нужно хоть немного отдохнуть, ведь я не машина выпускать в год по двое детей. Нет сил больше рожать и вскармливать грудь», – говорилось в одном из писем. Такая ситуация побудила министра здравоохранения Марию Ковригину сделать официальное заявление, в котором было рекомендовано отменить запретную политику. «Нельзя превращать женщину в существо, которое должно рожать и рожать!». Приводя статистику женской и детской смертности, министр доказывала, что запреты абортов больше вредят демографии, чем способствуют ей. При содействии Ковригиной были осуществлены меры по поддержке беременных, увеличению срока декретного отпуска, введению материальной помощи для многодетных и одиноких матерей, просвещению граждан в вопросах планирования семьи.

Решающая встреча

5 августа 1954 года Указом Президиума Верховного Совета преследование женщин за аборты было прекращено. Следующий Указ от 23 ноября 1955 года «Об отмене запрещения абортов» разрешал аборты, проводимые по желанию женщины исключительно в медицинских учреждениях. Снятие законодательных запретов вызвало среди советских женщин настоящий абортный бум, который с каждым годом лишь усиливался. Однако появление таких указов может быть обязано еще одному событию. 18-23 июля 1955 года в Женеве произошла встреча между Хрущёвым и лидерами Запада. США тогда представлял президент Дуайт Эйзенхауэр, Англию – сменивший Черчилля премьер-министр Энтони Иден, Францию – премьер-министр Эдгар Фор. На той памятной встрече западные партнеры выдвинули ряд требований, выполнение которых может нормализовать отношения СССР и Запада: это сокращения вооруженных сил, осуждение деятельности Сталина и снятие запрета на произведение абортов. Как известно, все три условия были выполнены. Самое интересное, что западные страны не спешили отказываться от антиабортного законодательства: в Англии аборты были разрешены в 1967 году, в США – в 1973, а во Франции, славившейся наиболее свободными нравами, лишь в 1979. Долгое время статистика абортов в СССР была засекречена. Ее обнародовали лишь в конце 1980-х. Согласно статистическим данным пик числа абортов пришелся на 1964 год – 5,6 млн. случаев. Несмотря на то, что ситуация с женской смертностью стала значительно лучше, разрешение абортов не привело к полной ликвидации криминального прерывания беременности. К восьмидесятым годам во многом благодаря повышению уровня жизни советских граждан абортный бум стал спадать, и показатели опустились до 4,5 млн. абортов в год. Статистики по Российской Федерации показывает, то суммарное число абортов с 1960 по 2008 годы составило 185 миллионов, что почти в семь раз больше общих демографических потерь СССР в Великой Отечественной Войне и почти в 1,5 раз превышает численность населения современной России.

исправить оишбку