27/11/17
Юрий Чурбанов: почему Андропов дал клятву не трогать зятя Брежнева

По воспоминаниям самого Юрия Михайловича Чурбанова, Юрий Владимирович Андропов с большим уважением относился к Брежневу и членам его семьи, поэтому после смерти Леонида Ильича новый генсек и оградил родственников покойного от уголовного преследования. Правда, эта защита действовала лишь в течение короткого срока его руководства страной.

Единственно возможный преемник

Как писал в своих мемуарах сам Юрий Чурбанов, причина столь толерантного отношения Андропова к нему – искренняя и обоюдная симпатия Юрия Владимировича к Леониду Ильичу. Брежнев безоговорочно доверял главному идеологу партии Андропову. А тот в свою очередь ничего не скрывал от генсека. Преемника Леонид Ильич себе не готовил, но все в Кремле знали, что в будущем единственная реальная кандидатура на пост Генерального секретаря ЦК КПСС – это Андропов.

После смерти Брежнева Андропов по необходимости всегда помогал его семье и в период своего недолгого правления никого из родных и близких Леонида Ильича правоохранительные органы действительно не трогали. Хотя за 15 месяцев Андропов сменил 18 союзных министров, а в городах СССР переизбрали почти 40 первых секретарей обкомов партии. В такой ситуации вполне мог попасть «под раздачу» и первый замминистра МВД СССР Юрий Чурбанов. Его шефа, например, Николая Анисимовича Щелокова сняли уже через месяц после прихода к власти нового генсека.

Маховик уже работал

Юрий Михайлович был баловнем судьбы, что само по себе вызывало раздражение у партийной элиты. В народе говорили: «Не имей сто баранов, а женись, как Чурбанов». Именно после бракосочетания с Галиной Брежневой подполковник стремительно взлетел по карьерной лестнице. На момент смерти Леонида Ильича он занимал пост первого заместителя министра МВД Н.А. Щелокова, с которым у председателя КГБ СССР Ю.В. Андропова были, мягко говоря, натянутые отношения.

Когда Андропов стал главой СССР и рьяно занялся преобразованием советского государства, выдвигая множество инициатив, он помимо прочего поручил активизировать следствие по ряду коррупционных дел, среди которых особенно выделялось дело так называемой «хлопковой мафии». Недруга Юрия Владимировича Щелокова обвинили в массовых злоупотреблениях в его ведомстве и отправили в отставку. Спустя два месяца после этого застрелилась жена Николая Анисимовича, а сам экс-министр выстрелил себе в голову из охотничьего ружья в декабре 1984 года. К этому моменту, уже при генсеке К.У. Черненко, в течение последнего месяца жизни Щелокова его лишили звания генерала армии, исключили из партии, отобрали большинство государственных наград.

Политический заказ или справедливое возмездие?

Чаша сия миновала Чурбанова при Андропове. Однако спустя несколько месяцев после его смерти Юрий Михайлович стал терять свои позиции так же стремительно, как в свое время набирал их. Сначала, при Черненко, его понижают в должности и переводят в главк внутренних войск, а через полтора года, уже при Михаиле Горбачеве, и вовсе выпроваживают на пенсию. Одновременно с отставкой Чурбанова начинают «крутить» по знаменитому «хлопковому делу»: за Юрием Михайловичем устанавливается слежка, вскоре зятя Брежнева арестовывают. Так же, как и Щелокова, Чурбанова исключают из партии и обвиняют в коррупции. Впрочем, ничего, кроме мраморного бюста самого супруга Галины Брежневой следователям на даче отставника найти так и не удалось.

По словам Чурбанова, следствие, арест и суд над ним были инициированы Политбюро. Якобы об этом ему лично сообщил тогдашний глава КГБ СССР В.М. Чебриков. Если бы не родство с семьей Брежнева, уверял потом Юрий Михайлович, его бы не тронули. По воспоминаниям Чурбанова, в ходе предварительного следствия он, чтобы его не подвели под расстрел, признался в том, что в свое время взял 90-тысячную взятку. На суде он уже от данных показаний отказался. По приговору суда Чурбанов получил 12 лет (отсидел чуть более 3,5 лет). Звание генерал-полковника и государственные награды у него отобрали. За время отсидки Юрия Михайловича Галина Брежнева развелась с ним и поделила имущество.

Как сказал в одном из интервью бывший следователь по особо важным делам при Генпрокуратуре СССР Владимир Калиниченко, арест Чурбанова не представлялся необходимым. Это было сделано в большей степени из конъюнктурных соображений, а само уголовное дело зятя Брежнева походило на политический заказ.