public domain
За что на самом деле сидел Солженицын?

9 февраля 1945 года командир батареи звуковой разведки 68-й Севско-Речицкой пушечной артиллерийской бригады 48-й армии 2-го Белорусского фронта капитан Солженицын, кавалер ордена Отечественной войны II степени, ордена Красной звезды был арестован в соответствии с распоряжением № 4146 заместителя начальника главного управления контрразведки «Смерш»  НКО СССР генерал-лейтенанта Бабича.

Дело было в Восточной Пруссии. Арестованный был тотчас этапирован в Москву, в Лубянскую тюрьму. 7 июля того же года Александр Солженицын был приговорен к 8 годам исправительно-трудовых лагерей и вечной ссылке.
За что же был арестован будущий нобелевский лауреат?
Как ни странно, имеется несколько версий.

Версия первая

С тех самых пор, как в печати появилась повесть «Один день Ивана Денисовича», в сознании почитателей Солженицына, которых благодаря его таланту и незаурядной судьбе, в нашей стране всегда было много, сложилась формула «Он был осужден по обвинению в антисоветской деятельности». Эти слова дополнялись фразой из того же «Ивана Денисовича»: «Арестован по ложному доносу». Вопросов или недоумения это ни у кого не вызывало. Целое поколение советских людей было воспитано на страхе перед обвинением в «антисоветчине» и в понимании того, что по ложному доносу можно загреметь далеко и надолго.

Версия вторая

Когда Солженицын отбывал срок в Экибастузском лагере, вместе с ним там находился капитан второго ранга Бурковский. Это, кстати, именно он послужил Солженицыну прототипом кавторанга Буйновского из «Ивана Денисовича». Так вот, Бурковский рассказывал чешскому журналисту Ржезачу, что Солженицын объяснял свой арест тем, что на фронте попал в окружение, стал пробиваться к своим и оказался в плену. То есть, посадили его за то, что он сдался. Эту же версию Солженицын затем озвучивает в книге «Архипелаг ГУЛАГ». Однако достоверно известно, что в плену Солженицын никогда не был.

Версия третья

Именно эту версию следует считать наиболее достоверной. Она находит свое подтверждение в воспоминаниях самого Солженицына и в рассказах его друзей.
Солженицын был арестован за переписку, которую вел в годы войны со своими друзьями, в которой позволял себе крайне вольные высказывания в адрес советского руководства и лично в адрес Сталина. Сам Солженицын пишет об этом так: «Наше (с моим однодельцем Николаем Виткевичем) впадение в тюрьму носило характер мальчишеский. Мы переписывались с ним во время войны и не могли, при военной цензуре, удержаться от почти открытого выражения своих политических негодований и ругательств, которыми мы поносили Мудрейшего из Мудрых». Александр Исаевич так же признавался, что подобные письма он направлял не только Виткевичу, но и другим людям. «Своим сверстникам и сверстницам я дерзко и почти с бравадой выражал в письмах крамольные мысли» -- писал позднее Солженицын.
Больше того, Солженицын, который до войны много времени отдавал самостоятельному изучению основ марксизма-ленинизма, считал, что Сталин «исказил» идеи Ленина, и даже намеревался по окончании войны создать организацию, направленную на восстановление ленинских норм. И все это он самым недвусмысленным образом излагал в своих посланиях друзьям.
Разумеется, содержание писем не могло не насторожить армейскую цензуру. В условиях военного времени такие мысли, излагаемые офицером действующей армии, вполне могли квалифицироваться как крамола.
Позднее, уже в эмиграции, Солженицын напишет: Содержание наших писем давало по тому времени полновесный материал для осуждения нас обоих». А в интервью, данном французскому телевидению, Александр Исаевич скажет: «Я не считаю себя невинной жертвой. К моменту ареста я пришел к весьма уничтожающему выводу о Сталине. И даже со своим другом мы составили письменный документ о необходимости смены советской власти».