23/12/16
Наемник Хаттаб
За что наёмники воевали в Чеченской войне

В Первую и во Вторую чеченскую кампанию на стороне боевиков были не только чеченцы, но и наемники, которые «отстаивали суверенитет» Чеченской республики.

Наемники – кто они?

Наемники, которые воевали в Первой и Второй Чеченской кампаниях, можно поделить на два типа. Первые – те, кому нужны были деньги, вторые – те, для кого «убивать русских» это дело принципа. Есть и «политические» - косовские албанцы, например, которые не могут «простить» России сочувствия сербам.

В декабре 1999 года в Грозном находилось около 300 наемников с Украины, часть из которых воевала еще в Первую чеченскую кампанию. Это были представители организации «Украинская Народная Ассамблея – Украинская Народная Самооборона» (УНА-УНСО)*, которая активно помогала Дудаеву солдатами. Российские солдаты называли украинских наемников «салом в окопах». Такой уничижительный тон в отношении наемников не редкость – они воюют не за страну, за принципы и идеалы, а за деньги. Существует еще один тип наемников – русские, которые воюют против «федералов». В основном это уголовники, которые скрываются от правосудия. Среди них были и наркоманы, которые прочно «подсели» на чеченские наркотики.

По данным помощника Президента России Сергея Ястржембского, в общей сложности на стороне чеченцев воевало 800 человек из ближнего и дальнего зарубежья. По словам Ястржембского, была установлена связь между дудаевцами и исламскими террористами, которые стали одним из главных дестабилизирующих факторов.

Удивительно, что среди наемников Дудаева были и «романтики». В книге А.Корчинского, бывшего лидера УНА-УНСО* написано, что некоторые хотели приключений, поэтому шли воевать в Чечню.

Почему во Вторую Чеченскую кампанию было меньше наемников?

Перед Второй Чеченской кампанией республика превратилась в большой бандитски остров. Наемников было меньше, в первую очередь, из-за действий российской армии. В рядах боевиков были в основном украинцы, литовцы, латыши. Во-вторых, Басаев и его компания расплачивалась с наемниками фальшивыми долларами, которые были напечатаны в Урус-Мартане. Еще один камень преткновения – контракт. В нем было прописано, что боевик получает деньги в случае наличия доказательств убийства русского солдата или офицера. Отдельная премия была за уничтоженный танк или БТР. Иностранные наемники упрекали чеченских командиров за то, что боевую технику было практических невозможно подбить из-за постоянных авианалетов.

К тому же, наемников не воспринимали среди местного населения. Контрактники занимались грабежом, забирали не только продукты питания, но и одежду, предметы обихода. Полевые командиры запрещали входить в дома с замком – солдаты лезли в окно. Среди наемников было много наркоманов – они не воевали, а старательно искали дозу.

Как воевали наемники

Участник Второй Чеченской кампании рассказывает: «Они рассказали, что в Украине, на западной, очень сильно развито с 50-х годов антирусское движение — мозги там промывали чуть ли не в подпольных школах. Называли места под Ровно, не помню уже точно названия. Он сказал, что и он, и его родные были очень рады, что он поехал убивать русских».

Из рассказа бойца морской пехоты, ветерана 1-ой чеченской кампании, 61 полк морской пехоты Северного Флота: «Наши морпехи сталкивались с украинцами и в первую, и во вторую чеченскую. В первую чеченскую «викинги» издевались над русскими солдатами с большей жестокостью, чем арабы…И воевать с ними было опаснее: например, они могли одеться в мирное и заманивать солдатиков в засады. Или даже выдавали себя за наших (офицеров — прим.), надевая соответствующую форму, и ходили разговаривать с «карандашами» (молодые неопытные срочники) — «разводили» на сдачу оружия и плен, а потом убивали без жалости».

Из воспоминаний офицера 61 полка морской пехоты Северного Флота: В далёком 1999 году мне, молодому летёхе, в кабинете оперчасти ВКР в Новогрозненском выдали фото 2 человек: Шукевич и Капинос. И сообщили, что это лидеры УНА-УНСО*. «Особняк» сказал, что с прочими бандеровцами могу делать что хочу, но вот этих двоих двоих если доставлю живыми — в долгу Особый отдел не останется. Но мне в те дни было как-то не до мыслей о наградах — я забыл об обещаниях особиста почти сразу… Прошло буквально пару суток и мы наткнулись на жёсткое сопротивление в одном из аулов. Вованы (солдаты Внутренних войск МВД. — прим.) окружили очаг, а мы пошли с контрабасами выяснять что там. Около 15−20 мин длился тот бой. Потом огонь с той стороны смолк. …В плен сдался парень лет 20 и один раненый с ним — тот постарше. Оба хохлы. Бились они до последнего патрона — знали, что им хана. Никому они не нужны — ни местным, ни нашим…

Лейтенант запаса, ветеран второй кампании, кавалер медалей «За Отвагу» и «Кавказский Крест» («За службу на Кавказе»):

…Я думаю, там (в армии Украины) много дебилов из воевавших в Чечне еще и потому, что война — это же болезнь, наркомания. Чтобы от нее избавиться, нужно понимать, за что ты воевал — чтобы потом ради этого жить. Почему после Великой Отечественной никаких «ветеранских синдромов» не было? То есть, конечно, были, просто не писали об этом… Но и были не так повально — инвалиды куда большей проблемой были. Потому что люди воевали за мир и за свою землю. Отстояли землю, вернули на землю мир — теперь надо строить. Детей делать, растить этих детей под синим небом. Ради синего и кропили красненьким. А у этих садистов нет смысла в мирной жизни. Им не за чем жить. Вот и воюют, одержимые.

«Украинская Народная Ассамблея – Украинская Народная Самооборона» (УНА-УНСО)-террористическая организация, запрещенная в РФ