14/11/17
За кого был претендент на русский престол Владимир Романов во Вторую Мировую

Один из знаковых членов последней царской семьи России Владимир Кириллович Романов появился на свет уже вне своей исторической родины, в эмиграции. Тем не менее, главу Российского Императорского Дома перед началом Второй Мировой войны пытались использовать как политическую фигуру, которая могла бы поспособствовать объединению эмигрантов в борьбе против СССР.

Несмотря на недвусмысленное антисоветское заявление, сделанное в первые дни нападения фашистской Германии на СССР (во всяком случае, оно приписывается именно наследнику русского престола), В. К. Романов гитлеровцам активной помощи не оказывал.

Во славу «крестового похода»

Высказывание, якобы озвученное Романовым 26 июня 1941 года: «В этот грозный час, когда Германией и почти всеми народами Европы объявлен крестовый поход против коммунизма-большевизма, который поработил и угнетает народ России в течение двадцати четырех лет, я обращаюсь ко всем верным и преданным сынам нашей Родины с призывом: способствовать по мере сил и возможностей свержению большевистской власти и освобождению нашего Отечества от страшного ига коммунизма».

Очевидно, глава Российского Императорского Дома впоследствии пересмотрел свои взгляды, потому что в его биографии (а ее нетрудно проследить, пользуясь официальными источниками) нет ни одного факта содействия нацистам.

Характеристика Алексия II

Покойного Владимира Кирилловича и сегодня многие хотят представить как явного пособника фашистской Германии. Однако первый российский президент Борис Ельцин Романову благоволил, как и святейший Патриарх всея Руси Алексий II. Вряд ли такое отношение стало бы возможным, если бы глава Российского Императорского Дома оказался запятнанным в чем-либо предосудительном.

Вот выдержка из речи Алексия II, сказанной 29 апреля 1992 года перед отпеванием великого князя во время торжественного молебна в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга: «Характерно, что во время Второй Мировой войны, находясь во Франции, Владимир Кириллович установил связь с немецкими офицерами, оппозиционно настроенными к фашистскому режиму, и благодаря этому деятельно помогал советским военнопленным. В 1944 году последовали его арест и депортация в Германию…».

Под колпаком разведки

Великую Отечественную войну Владимир Кириллович Романов встретил в Англии. Стремительно развивающиеся события побудили 24-летнего князя вернуться в родное имение Сен-Бриак на севере Франции. Антисоветские настроения на тот момент еще доминировали в среде просвещенных представителей русской эмиграции, и поэтому причина пресловутого заявления В. К. Романова по поводу нападения на СССР, если оно вообще имело место быть, в данном случае легко объяснима.

Романова после оккупации Франции вермахтом, как могла, защищала английская контрразведка (великий князь всегда был под пристальной опекой спецслужб). Сам великий князь утверждает, что в это время контактировал с нацистскими офицерами, членами антигитлеровской коалиции.

Помощь советским военнопленным

Согласно личным воспоминаниям Владимира Кирилловича, именно от немецких военнослужащих, общавшихся с ним, он и узнал о том, что в действительности происходит в России, в частности, о существовании концлагерей. Пользуясь своими связями и авторитетом, Романов нашел подходы к немецкому командованию и попросил улучшить условия содержания пленных во французских лагерях, кое-что ему удалось сделать. Об этой странице в своей биографии в мемуарах упоминает и сам князь. К слову, информация об оказании помощи пленным Романовым совпадает со сведениями личного секретаря императорской семьи и заведующего Зарубежным архивом Российского императорского дома в изгнании кандидата исторических наук Александра Николаевича Закатова.

По воспоминаниям великого князя, с некоторыми военнопленными, встречаясь в Сен-Бриаке, он «... разговаривал, они мне рассказывали про свою жизнь... Даже то немногое, что удалось для них сделать, было для них светлым моментом в их печальном положении... Я всегда надеялся, что кто-нибудь из них уцелел и напишет мне, но боюсь, что нет! Потому что все, кто был возвращен, попали в лагеря и очень многие погибли…».

Связи с антигитлеровским подпольем

Существуют разные версии того, как великий князь В. К. Романов взаимодействовал с антифашистским подпольем, в частности, с Всероссийской Национальной Партией, – одним из самых серьезных объединений антинацистского сопротивления. В воспоминаниях самого Романова о контактах с лидером ВНП В. В. Минаевым нет ни слова – возможно, Владимир Кириллович тогда считал, что время для обнародования подобных сведений еще не пришло.

Однако несколько лет назад стали известны некоторые подробности взаимодействия Романова с антигитлеровским подпольем. В частности, теперь ясно, что великий князь участвовал в разработке плана восстания против гитлеровского режима в Словакии.

В вину великому князю Романову ставят, то, что в конце войны, в майские дни 1945 года, он со своей свитой присоединился к колонне 1-й Русской Национальной Армии – соединения, образованного в феврале того же года и входившего в состав вермахта. Эта дивизия «Русланд» состояла из бывших белогвардейцев.

Но, во-первых, никакой существенной роли данное формирование в войне так и не сыграло, а во-вторых, великий князь вовсе не был его «фронтмэном».

И еще одна принципиально важная деталь, которую не стоит сбрасывать со счетов в дискуссии о сомнительном военном прошлом князя Романова: советская контрразведка со временем нашла каждого из крупных нацистских пособников-коллаборационистов (Власов, Шкуро, Краснов и многие другие). Все они были уничтожены. Надо полагать, Владимира Кирилловича такая участь не миновала бы – если бы было за что.