25/10/18
Зачем англичане убивали пленных индусов из пушек

На картинках в школьных учебниках, посвящённых усмирению британскими колонизаторами восстания сипаев в Индии (1857-59), изображены душераздирающие сцены казни пленных индусов. Их привязывают к жерлам пушек, откуда должен раздаться смертоносный выстрел, разрывающий тело несчастной жертвы на куски.

Этот же сюжет должны помнить и те, кто смотрел советский фильм «Капитан Немо» по мотивам произведений Жюля Верна. Там один британский офицер разъясняет другому причины именно такой казни пленных сипаев: по их верованиям, при ней невозможно возродиться в будущей жизни. Страх перед смертью не одного лишь тела, но и всей души, парализует их сопротивление.

Почему, на самом деле, «культурные» англичане применили в середине «просвещённого» XIX века такой вид казни в некоторых своих колониях? Попробуем разобраться.

«Дьявольский ветер»

Расстрел из пушки назывался иначе «дьявольским ветром». Он упоминался в ряде художественных произведений про пиратов, рассказывавших о более ранних временах. Но все эти повествования были сочинены позднее восстания сипаев. Так что «дьявольский ветер» в них является анахронизмом, навеянным событиями в Индии середины XIX века.

Известны два вида «дьявольского ветра»: когда из пушки выстреливалось ядро и когда приговорённый убивался холостым зарядом пороха. В первом случае смерть наступала почти мгновенно, во втором – казнённый с перебитым позвоночником и развороченными внутренностями мог ещё какое-то время агонизировать. В обоих случаях тело казнённого представляло собой кровавое месиво с отделёнными от туловища конечностями, а то и головой. При казни с помощью ядра головы гарантированно отрываются от тела и, по описанию русского художника Василия Верещагина, «спирально летят кверху».

Тот же Верещагин лично не присутствовал при таких казнях, а изучал их, что называется, «по источникам», когда в 1884 году написал свою картину, где изображён этот вид казни. Картина эта называется по-разному («Казнь англичанами пленных сипаев», «Подавление англичанами восстания сипаев» и т.д.). Картина была куплена на аукционе в Нью-Йорке и с тех пор находится, вероятно, в чьей-то неизвестной частной коллекции.

Любопытно, что, по утверждениям специалистов, на ней изображены расстрелы не после восстания сипаев, а при расправе с сикхской сектой намдхари в 1872 году. Об этом говорит облачение изображённых жертв в предписанные этой сектой белые одежды. По воспоминаниям самого Верещагина, когда он выставлял свои картины, в том числе эту, на выставке в Лондоне, то многие британцы категорически отрицали, что они применяли в Индии эту варварскую казнь. В то же время один отставной британский генерал лично хвастался перед русским художником, будто это он сам придумал такую казнь, и она была внедрена колониальными властями по его рекомендациям.

Верещагин присочинил

Верещагин считал, что такая казнь вселяет в индийцев максимально возможный страх. По его мнению, индийца, особенно из высшей касты, приводит в неописуемый ужас перспектива быть смешанным при погребении с телами людей из низших каст:

«Европейцу трудно понять ужас индийца высокой касты при необходимости только коснуться собрата низшей: он должен, чтобы не закрыть себе возможность спастись, омываться и приносить жертвы после этого без конца... Тут может случиться, ни больше, ни меньше, что голова брамина о трех шнурах ляжет на вечный покой около позвоночника парии – бррр! От одной этой мысли содрогается душа самого твердого индуса! Говорю это очень серьезно, в полной уверенности, что никто из бывших в тех странах или беспристрастно ознакомившийся с ними по описаниям не будет противоречить мне».

Это объяснение, которое, как нетрудно заметить, легло в обоснование такой казни сценаристом советского фильма про принца Даккара—капитана Немо, не может быть принято по следующим причинам.

Во-первых, только парии считаются в Индии неприкасаемыми для высших каст, и весь произведённый словами Верещагина гротеск про религиозные обычаи – просто непонимание тонкостей или сознательное преувеличение, рассчитанное на улов простодушной публики.

Во-вторых, перерождение после смерти индусу гарантированно. Но даже если бы такой образ смерти как-то негативно влиял на последующую реинкарнацию, то следовало бы ожидать, что, наоборот, стремление его избежать придавало бы сил для сопротивления, и эффект от этой казни был бы обратным.

В-третьих, что немаловажно, уже упомянутая секта намдхари, которая как раз и изображена на картине Верещагина, состояла именно из бывших париев, а представителей высших варн в ней не было в помине.

Расстрелы из пушек практиковались индусами до прихода колонизаторов

Есть свидетельства, что данный вид казни не был введён англичанами в Индии, но лишь позаимствован ими у самих индийцев. Он был впервые применён ещё в 1526 году при завоевании Индии войском султана Бабура, основавшего династию Великих Моголов. В дальнейшем сами индийцы неоднократно казнили так своих врагов: как пленных в войнах, так и государственных преступников, заговорщиков и т.д.

От индийцев эти казни переняли первые европейские колонизаторы Индостана: португальцы и французы. Первое применение расстрела из пушек в колониях британской Отс-Индской компании относится к 1761 году. Таким образом, во время подавления восстания сипаев данная казнь не была изобретена. Она лишь стала, благодаря своему массовому применению (из-за масштаба самого восстания), широко известной, главным образом – европейской публике, ранее ничего о ней не знавшей.

О том же, почему сами индусы придумали эту казнь как самую страшную, можно сделать такое предположение. В средневековой Европе самой ужасной казнью считалось сожжение живьём на костре. Но в Индии это не казнь, а обряд добровольного ухода из жизни, практикуемый вдовами и некоторыми йогами, чтобы добиться блаженства в будущей жизни. Известно, когда женщины и дети целого средневекового индийского города подвергали себя коллективному самосожжению, чтобы не достаться в добычу победителю. Сожжение не могло восприниматься в Индии как средство устрашения.

Зато индийцы в XVI веке впервые познакомились с огнестрельным оружием и были шокированы его смертоносным воздействием. Смерть, наступавшая в результате мгновенного разрывания тела на куски, представлялась, видимо, самой ужасной из всех возможных.