11/12/17
Зачем Иван III хотел заручиться поддержкой Папы Римского

Отношения между православными правителями Руси и престолом Святого Петра не всегда были неприязненными. Ватикан стремился подчинить себе православные церкви посредством унии, а русские князья иногда не прочь были воспользоваться этим стремлением в собственных политических выгодах.
Одна из первых таких попыток была предпринята в середине XIII века галицким князем Даниилом Романовичем. Он рассчитывал с помощью Папы свергнуть иго монголо-татар. В обмен он соглашался на церковную унию с Римом. Не получив поддержки со стороны польского и венгерского королей и германского императора, которую обещал ему Папа, князь Даниил унию расторг. Однако титул «короля Русского» (regisRusic), которым пожаловал его папский престол, его потомки носили до середины XIV века.

Есть сведения, что и Александр Невский пытался заручиться поддержкой Римского первосвященника. Вряд ли послы от Папы Иннокентия IV могли прибыть к нему без предварительного согласования с ним. Произошло это в 1250 году – в то же самое время, когда и Даниил призывал Ватикан себе на помощь. Брат Александра – Андрей Ярославич, княживший тогда во Владимире – вступил в союз с Даниилом, и оба они готовились к выступлению против монголо-татар. Нет сомнения, что и Александр прощупывал возможность вступить в этот союз, и папские дипломаты также старались ему поспособствовать. Но что-то не заладилось, и, как известно, в то время как Андрей и Даниил подняли восстание, Александр направился в Орду и выпросил у хана ярлык на великое княжение. А в летописях остался рассказ только о том, что послы Иннокентия  IV старались склонить Александра к принятию католичества (в чём приходится сомневаться, так как обычным стремлением Пап всегда была лишь церковная уния, что доказывает и история Даниила Галицкого).

В конце XV века Московская Русь завершала объединение великорусских земель и подошла к окончательному свержению золотоордынского ига. Эти исторические вехи неразрывно связаны с именем Ивана III Великого. У него как раз в 1467 году скоропостижно скончалась супруга Мария, княжна Тверская. Московский великий князь искал себе новую жену и не прочь был породниться с какой-нибудь известной иноземной династией. Иван III хорошо понимал, что такой шаг укрепит международное положение созидавшегося им единого Русского государства.

Ранее, в 1453 году турки захватили Константинополь. «Второй Рим» пал, и из Византии в Италию отправилась толпа знатных эмигрантов. Большинство их осело в Венеции, куда они принесли наследие древнегреческих писателей, что придало огромный импульс Возрождению.

Среди изгнанников были и отпрыски последней царствовавшей династии – Палеологов. Все они ещё раньше приняли унию, а в Италии стали католиками. Будущая супруга Ивана III Софья была исходно крещена в католичество под именем Зоя.

Инициатором брака московского государя с византийской принцессой, по мнению большинства исследователей, стали Римский Папа Павел II и правительство Венецианской республики. Главными посредниками при заключении брачной сделки стали служивший московскому великому князю венецианец Джан Батиста делла Вольпе, известный у нас под именем Иван Фрязин, и венецианский посол Джованни Тревизан. Вольпе-Фрязин представлял Ивана III на обручении с Зоей в Риме, причём церемонией руководил сам Папа.

Ивану III заранее показали портрет его невесты. Ничего привлекательного в ней не было. Кроме того, московскому государю было известно, что римский Папа уже трижды пытался выдать Зою замуж, и всякий раз неудачно – из-за отказа женихов, находивших более привлекательные партии. Владетельной принцессой изгнанница не была. Значит, Иван III решился на этот брак только по расчёту, причём не на союз с Византией, которой уже не было, а с покровителем самой Зои, то есть с папским престолом.

Процессию невесты по России возглавлял папский легат Антонио Бонумбре, духовник принцессы, несший огромный латинский (четырёхконечный) крест. Несмотря на явное возмущение россиян, великий князь распорядился убрать этот «крыж» только когда процессия подходила к самой Москве. Видимо, боялся прогневать ватиканского посла.

В Москве же произошла странная перемена. Наши летописи называют Зою Софьей, и это, по мнению историка М. Зарезина, указывает на то, что Зою перекрестили по православному обряду и нарекли новым именем. Нам остаётся только догадываться, почему в отношении Ивана III (и его новой супруги) к Риму произошла такая перемена. Ведь великий князь не мог не знать, что Зоя была католичкой, тем не менее, в ходе переговоров о браке не было речи об её переходе в православие. Наиболее вероятная версия связывается с политикой.

Ещё до свадьбы великого князя (1472) произошла опала Ивана Фрязина, а затем и резкое ухудшение отношений Москвы с Венецией. Как выяснилось, Тревизан приехал хлопотать о союзе Москвы и Золотой Орды против Турции, которая на тот момент никак Москве не угрожала. Иван III понял, что его хотят просто использовать в чужих интересах, а помощи в освобождении от Золотой Орды он от итальянцев не дождётся.

Правда, затем Иван III сменил гнев на милость в отношении Венеции, и всё его царствование оттуда в Москву прибывали мастера различных ремёсел. Но речь о политическом союзе с республикой святого Марка (и с её должником – папским престолом) больше уже никогда не заходила. А ордынское иго было свергнуто Москвой в союзе с крымским ханом.

Так закончилась очередная кратковременная и неизменно неудачная попытка Руси и Ватикана заключить политический союз. Русь хотела конкретной помощи в деле завоевания независимости, не желая поступаться церковной самостоятельностью, а для папского престола было главным утвердить господство над Русской церковью. Но сам брак Ивана Великого с патронируемой Ватиканом византийской царевной оставил в истории России глубокий след.