22/06/18
Зачем русские подавили венгерское восстание в Австрии в 1849 году

В 1848 году по Европе прокатилась череда буржуазных революций. Появившийся благодаря развитию капиталистических отношений и секуляризации молодой средний класс настолько окреп, что заявил о себе и своих интересах. Почти все они были жестоко подавлены. Однако одна из самых успешных революций — венгерская, вполне могла бы победить, если бы не вмешательство Российской империи. Весной и летом 1849 года корпус генерала Паскевича провел очень успешную боевую операцию против венгерской революционной армии. Россия защитила монархию Габсбургов, хотя уже через 20 лет наша страна стала злейшим врагом Австрийской короны. Вот почему это произошло.

Монархическая солидарность перед лицом демократической угрозы

Первая половина XIX века ознаменовалась сильнейшим кризисом привычного миропорядка. Демократия, как идейная доктрина, захватывает все большее число европейцев. О либерализме начинают говорить не только философы, но и простые граждане, в первую очередь торговцы и горожане. Сама справедливость монархии, логика, с помощью которой она себе легитимизирует, ставится под сомнение широкими кругами общественности. И вскоре эта общественность берется за оружие. Все начинается с Американской революции 1775 года и Великой Французской революции 1789-1799 годов, которые предвосхитили все движение общественно-политической мысли Запада на несколько десятков лет вперед. Революции происходят в Аргентине, Бразилии, Испании, Португалии, Бельгии и даже Сербии. Восстание декабристов тоже можно относить к этой революционной волне. А в 1848 году этот процесс выходит на новый этап развития, и огромные проблемы начинаются почти у всех монархий Европы. Две глобальные идеологии: самодержавие и демократия вступают в противоборство. Императоры и короли разных стран прекрасно понимают, что этот процесс угрожает всем ним, и начинают объединяться, забыв о былых геополитических разногласиях. Так и Николай I прекрасно понимал, что если в Австрии победят венгерские сепаратисты, то это будет примером и для российских национальных окраин, и для русских демократически настроенных аристократов — пример декабристов был еще очень свеж в памяти. Поддержка молодого австрийского императора Франца-Иосифа I была для русского царя шагом к сохранению самодержавия как глобальной политической доктрины.

Польский вопрос

В 1815 году почти вся Польша стала частью Российской Империи. Первоначально — на правах широкой автономии, таких же, какие были у Финляндии. Но уже через 15 лет — в 1830 году, начинается польское восстание. Оно было жестоко подавлено русской армией, а у царства Польского были отняты все привилегии. Многие из зачинщиков революции были пойманы и наказаны, но другие успели сбежать в эмиграцию. Когда начинаются выступления в Венгрии, эти польские революционеры-эмигранты в срочном порядке приезжают в Австрийскую империю, чтобы поддержать освободительную борьбу венгерского народа. Двое из них — Юзеф Высоцкий и Юзеф Бем, польские герои восстания 1830 года, создают 2 революционных легиона из австрийских поляков. В то же время по инициативе великого польского поэта Адама Мицкевича, создаются польские отряды для помощи итальянцам Далмации, которые тоже начинают вооруженную борьбу против австрийского владычества. Такая консолидация польского национального движения была очень опасна для целостности николаевской России. Венгерская революционная республика претендовала на земли исконного проживания поляков. Если бы она победила и стала независимым государством, она могла бы поддержать новое восстание в российской Польше и многократно увеличить его шансы на успех. Поэтому для Николая I было очень важно задушить польское национальное движение в любом виде и в любой стране.

Славянский фактор

Если не считать поляков, венгры очень пренебрежительно относились к славянам, которые жили на их территории. Они были заинтересованы в их ассимиляции даже сильнее, чем сама Австрия. А Габсбурги, наоборот, старались держать славянский национализм на длинном поводке, чтобы, в случае чего, противопоставить его венгерскому. Славянам — сербам Воеводины, хорватам, русинам и украинцам Галиции не сулило ничего хорошего вдруг оказаться не поданными Венской короны, а гражданами независимой Венгрии. И даже сербская либеральная интеллигенция сначала поддержала венгерскую революцию как национально-освободительную, но вскоре отчетливо осознала, что венгры не собираются улучшать положение славян. Венгерская национально-либеральная элита после прихода к власти взяла курс на полную и жесткую мадьяризацию всех малых народов Венгрии. Поэтому славяне быстро осознали, что в их интересах — подавить эту революцию.

Воеводина — тогда сербский регион в юрисдикции Пешта (тогда Будапешт был двумя разными городами), выставил против венгров ополчение, за что после революции был выделен императором в отдельную провинцию, которая стала считаться неотъемлемой частью сербского, а не венгерского пространства. Абсолютно так же поступил и хорватский бан (глава провинции) Йосип Елачич. А из украинцев и русин Галиции был создан Русский корпус горных стрелков, которых охранял от венгерского восстания восточные рубежи империи. Россия не могла проигнорировать позицию братьев-славян, и поддержала их борьбу.