28/06/18
Зачем русских мужиков приписывали к определённому кабаку

«Веселие Руси – пити, не можем без того быти», – сказал в Х веке киевский князь Владимир «Красное Солнышко» басурманским послам, согласно легенде (записанной, правда, в XVII веке). Испокон веков русские монархи старались сделать из этого «веселия» устойчивый доход для казны, в чём в итоге и преуспели.

Начало казённой монополии на хмельное

Во времена Киевской Руси, а позже отдельных княжеств, власть брала «дани с питей». То есть за право варить брагу и пиво, торговать ими, подданные платили налог деньгами или натурой. Однако, укрепляясь, власть постепенно старалась сделать приготовление и продажу спиртных напитков своей монополией. Смутные известия о государственном контроле над частным пиво- и мёдоварением мы находим в сообщениях некоторых иностранцев о Московии в XV – начале XVI вв.

Так, венецианский купец Иосафат Барбаро в 80-е гг. XV века описал историю своих путешествий, куда включил и сведения о Московии. Там он отметил, что её великий князь Иоанн, «видя, что люди из-за пьянства бросают работу…, издал запрещение изготовлять брагу и мёд и употреблять цветы хмеля в чём бы то ни было. Таким образом, он обратил их [подданных] к хорошей жизни». Ценность этих сведений снижается из-за того, что Барбаро в России не был, путешествовал только в Золотую Орду, причём в то время, когда на Москве княжил ещё Василий Тёмный, и писал об Иване Великом с чужих слов.

Польский епископ Матфей Меховецкий написал свой «Трактат о двух Сарматиях» (т.е. о Польше и Руси) в начале XVI века, в княжение Василия III. Там он утверждает о России, что «во избежание пьянства государь запрещает под страхом лишения жизни держать в домах мёд или другие опьяняющие напитки, кроме двух-трёх раз в году с разрешения государя». Характерно, что и Меховецкий, и его соотечественник Михалон, повторяющий такие слухи, лично в России не бывали. Все такие сведения о чуть ли не сухом законе в России Ивана III и Василия III не находят подтверждений ни в свидетельствах иностранцев, побывавших в России, ни в русских источниках.

Однако, возможно, что уже в это время домашнее приготовление хмельных напитков было запрещено, кроме некоторых праздников, а корчемство являлось государственной монополией и раздавалось как привилегия (подобно «кормлению» наместников) знатным людям. Определённые сведения этого рода имеются уже для начала правления Ивана IV.

Водка производит переворот

В середине XVI века в Московии узнали, как гнать водку. Это изобретение могло прийти на Русь как из Западной Европы, так и непосредственно из мусульманских стран, где оно было сделано впервые. Царь Иван Грозный открыл на Балчуге кабак (татарское слово, означавшее вообще харчевню), где вначале только опричники имели право пить водку после своей тяжёлой заплечной работы. Но затем царь, сильно нуждавшийся в деньгах для своих нескончаемых войн, смекнул, что кабаки открывают бездонный источник пополнения казны.

Царь, на самом деле, не столько вводил новое, сколько распространял уже сложившиеся порядки монастырских и боярских вотчин на всё государство. Феодалы запрещали своим крестьянам самостоятельно изготовлять хмельное и сами держали корчмы, помимо которых крестьяне не имели права покупать напитки. Более того, происходило и принуждение к пьянству – покупка хмельного считалась одной из феодальных повинностей, как барщина и оброк. В монастырских вотчинах это называлось «братчиной» – добровольно-принудительным взносом крестьян на содержание монашеской братии.

Иван Грозный оставил духовенству и боярам право держать кабаки на своих землях. Дворяне и купцы имели право делать напитки у себя дома, не для продажи. Государевы же крестьяне (включая тех, что жили на землях служилых помещиков-дворян) и посадские люди должны были пить только в кабаках.

Кабак – татарское слово, означавшее харчевню вообще, Но в русских кабаках, в отличие от татарских, было запрещено готовить еду. Там продавали только алкоголь в розлив.

Принуждение к пьянству

Уже при Иване Грозном кабацкое дело стало одной из повинностей, тяглом русских мужиков. Деревня или посадская сотня была обязана избрать целовальника – ответственного за поступление казённых доходов с кабака. За недоимку, по сравнению с расчётной, целовальник ставился на правёж – его выводили на ежедневную экзекуцию, заключавшуюся в многочасовом битье палкой по икрам ног. Так продолжалось до тех пор, пока община, избравшая целовальника, не соглашалась внести за него недоимку.

Над целовальником стоял кабацкий голова в волости или целом посаде, который назначался правительством обычно из «боярских детей» (так назывался низший разряд служилых людей, в XVIII веке слившийся с дворянами). Кабацкий голова имел довольно большую власть принуждать подведомственное население к уплате требуемых денег.

При этом кабаки ставились за счёт местного населения. На местных же крестьян или посадских возлагалась повинность «курить вино» (т.е. гнать водку) из своих же продуктов и всё его до последней капли отдавать в кабак, где они на свои деньги обязаны были его потом покупать не меньше определённого количества.

Поскольку народ начал всячески избегать выборов в кабацкие целовальники, а детей боярских, разосланных надзирать за кабаками, не хватало для воинской службы, правительство начало сдавать кабаки целыми округами на откуп купцам. Казне было выгодно: она сразу получала гарантированную сумму денег. Иногда откупа даже навязывались тем же купцам в качестве особенной повинности для богатых людей. Откупщик затем всеми доступными средствами возмещал свои расходы (естественно, с прибылью) за счёт местного населения. Здесь к услугам откупщика были и царские воеводы, и такое испытанное средство взыскания недоимок, как правёж.

Царские власти, по настоянию духовенства, несколько раз отменяли откупа, но потом снова их вводили. В XVIII столетии на откупа стали сдавать только винокурение, а монополия на продажу водки осталась за государством. С присоединением в конце XVIII Правобережной Украины правительство не решилось ввести там великорусские кабацкие порядки. С течением времени свободное винокурение и частная продажа водки, характерные для этой области, распространились на всю Россию.

В конце XIX столетия государство снова ввело свою монополию на продажу крепкого алкоголя. Правда, цель тут была уже не только фискальная, но и социальная: контроль за качеством напитков. А в 1914 году в России и вовсе был введён сухой закон, но это уже совсем другая история.

На протяжении трёх столетий – с середины XVI по середину XIX века – российская власть рассматривала принудительное повальное пьянство своих подданных не только как важный источник государственных доходов, но и как средство охраны государственной безопасности. При фактическом запрете домашних застолий, кабак, под бдительным оком целовальника, обязанного обо всём доносить воеводе, являлся единственным местом общения соседей по деревне или посаду.