27/11/18
Зачем Сталин «контрреволюционеров» Минина и Пожарского сделал героями

9 ноября 1941 года в своей знаменитой речи глава коммунистического Советского Союза Сталин предложил народу страны Советов вдохновляться не только личностью Ленина, но и «мужественным образом наших великих предков»: Кутузова, Суворова, Донского, Невского, Минина и Пожарского. У ортодоксальных коммунистов этот список вызвал негодование.

«Народ… будет сражаться за Россию»

В начале осени 1941 года в своей беседе с американским политиком Уильямом Гарриманом Сталин сказал, что народ не хочет сражаться за мировую революцию, но, возможно, будет сражаться за Россию.

Конечно, после летней кампании 1941 года стало понятно, что коммунистическая идеология не может мобилизовать людей и воодушевить их на противостояние врагу. Им нужна более реальная и конкретная цель, чем стремление к победе мировой революции. Идея особой миссии, борьбы за свободу и справедливость была гораздо ближе и понятнее народу.

Однако при трактовке тех или иных слов важно помнить об их адресате. Уже в сентябре 1941-го было ясно, что Советскому Союзу без помощи союзников будет очень трудно выиграть войну. Поэтому Сталин намекал американцам, что им будет выгодно сотрудничество с СССР. Штаты же выжидали и лишь в ноябре присоединили нашу страну к программе ленд-лиза, которая не только принесла Соединенным Штатам неплохие доходы, но и спасла жизни многих советских солдат.

Однако так называемая некоторыми историками сталинская реставрация началась значительно раньше.

Война учебников по истории СССР

В 1934 году в Советском Союзе был организован конкурс на создание лучшего исторического учебника для советской школы. Николай Бухарин, входивший в комиссию конкурса, считал необходимым изобразить Россию дореволюционную исключительно как «тюрьму народов», в которой враждебно относились к просвещению, науке и любому прогрессу.

По бухаринской рекомендации был написан учебник контрастной истории, в котором все революционное окрашивалось в светлые тона, а дореволюционное подавалось в мрачном свете. В результате такие исторические личности, как Минин и Пожарский, превратились в «контрреволюционеров», служивших губительному монархическому режиму.

Однако, к счастью, этот учебник конкурс не выиграл, и учащиеся 3-4-х классов средней школы получили книги, написанные под руководством Андрея Васильевича Шестакова. В них излагался менее радикальный взгляд на историю России: советский период рассматривался как органическое продолжение героических страниц жизни Руси и Российской империи.

До этого, еще в 1930-м году, из ссылки были возвращены многие историки, обвиненные в симпатиях к монархизму. Среди них - С.В. Бахрушин, С.Б. Веселовский, Ю.В. Готье, Е.В. Тарле и другие.

В 1937 году несколько изменилась политическая позиция Сталина - в сторону осуждения левого уклона. В том числе в соответствии с новой ориентацией была проведена переоценка отдельных событий истории, особенно таких, как крещение Руси, дипломатические соглашения Александра Невского с Золотой Ордой, присоединение Грузии и Украины, а также жесткое подавление мятежей Петром I.

Именно в 1937 фильм «Петр Первый» открыл череду эпических кинолент, которые не только рассказывали о героических страницах истории России, но и показывали силу характеров и гений русских полководцев. В следующем году на советские экраны вышла лента «Александр Невский», в 1939 году появился «Минин и Пожарский», еще через год - «Суворов». Кинопроизводство не останавливалось даже во время войны: были сняты фильмы «Кутузов» и «Иван Грозный».

Историческая речь

В ноябре 1941 года наша страна находилась в крайне тяжелом положении: немцы оккупировали многие западные территории, Ленинград уже третий месяц находился под блокадой, а за Москву шла серьезная битва.

Для поднятия народного духа Сталин решил провести парад на Красной площади по случаю 24-й годовщины Октябрьской революции. Но в своей речи, обращенной к советским гражданам, вождь не распространялся об учении Маркса, а говорил об особой освободительной миссии русского  народа, который призван спасти порабощенную Европу. Сталин взывал к исторической памяти:

«Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!»

Важно, что это послание слышали не только находящиеся в тот момент на Красной площади, но и все жители Советского Союза, а также его союзники и враги.

«Русский народ – царист»

По мнению историка Вардана Багдасаряна, модель государственного управления Сталина выстраивалась по цезарианским формулам, а положенный в основу политического режима «принцип вождизма восстанавливал де-факто монархическую власть, лишенную внешнего лоска царскосельского периода».

Остались свидетельства того, что уже в 1920-х годах Сталин рассуждал об особом мировоззрении русского народа, который «любит, когда во главе государства стоит какой-то один человек».

При Сталине в стране произошла не столько реконструкция монархического строя, сколько реабилитация отдельных исторических представителей высшей власти. И речь не только о Дмитрии Донском и Александре Невском, но и об Иване Грозном, которого советский вождь называл своим учителем.

В своих рекомендациях для Сергея Эзенштейна, снимавшего фильм "Иван Грозный", Сталин писал, что мудрость этого царя заключалась в недопущении иностранцев в Россию и ограждении государства от заграничного влияния.

Эта мысль легла в основу сталинской политики депортации народов и увольнения из армии представителей иностранных национальностей.

Неудивительно, что в своем тосте по случаю Победы вождь сделал ударение на роли народа, который является творцом истории, и отметил, что основная тяжесть войны легла именно на плечи русских.

Так что, судя по всему, Сталин строил новую империю, где не было преклонения перед Западом, а во главу угла ставилось все русское. Доказательством этому служит и то, что была возрождена гвардия, появились полководческие ордена, аборты стали уголовно наказуемыми, а в 1943 году восстановили патриаршество и распустили Коминтерн; более того, в новом государственном гимне зазвучали слова о великой Руси, а во всех присоединенных республиках латиница и арабица были заменены кириллицей.

Какой бы противоречивой ни была фигура Сталина, очевидно, что у бывшего революционера был свой, далекий от марксизма-ленинизма взгляд на развитие Советского Союза, а потому, в частности, он акцентировал внимание на героических поступках деятелей прошлого, несмотря на то, что их политические и религиозные убеждения шли вразрез с идеологией советского времени.