21/03/18
Зачем в 1990 году в СССР была введена должность президента

Введение должности Президента СССР видится сейчас закономерным итогом политической реформы СССР, известной сначала под именем «демократизация», но больше вошедшей в историю как Перестройка.

Решение о радикальной реформе политической системы СССР было провозглашено XIX Всесоюзной конференцией КПСС, состоявшейся 28 июня – 1 июля 1988 года. Сам этот форум, предполагавший свободную дискуссию о назревших проблемах общества, сознательно противопоставлялся формализованным партийным съездам, хотя решения конференции и не имели обязательного характера. До сих пор неизвестно, вёл ли уже тогда М.С. Горбачёв дело именно к такому финалу, то есть стать Президентом СССР. Но уже очевидным было его стремление стать своего рода общенациональным демократическим лидером, независимым от партийной олигархии. Все его последующие действия полностью укладываются в эту логику.

Важным было решение конференции разделить функции партийных и советских органов. Правда, одновременно рекомендовалось, чтобы первые секретари территориальных комитетов КПСС обязательно занимали должности председателей исполкомов соответствующих Советов. Но в тот период, когда авторитет партии ещё мог казаться высоким, это могло расцениваться как способ придания большего авторитета именно Советам.

Важнейшей же рекомендацией конференции было начало реформы органов государственной власти СССР. Её ключевым моментом становилось создание нового высшего органа власти – Съезда народных депутатов – на основе (впервые с 1918 года!) конкурентных выборов. Правда, соревновались пока не партии, а личности, причём высшее руководство КПСС избиралось на Съезд по отдельному списку. Но это было чрезвычайно важное нововведение, масштабы и последствия которого, вероятно, не вполне осознавались самими организаторами.

Теперь именно Съезд народных депутатов выдвигался на первое место в политической жизни, вместо съездов КПСС и ЦК КПСС. Это ещё сильнее подчеркивалось новой структурой руководящих органов Съезда. Прежний коллективный Президиум Верховного Совета СССР был служебным органом по подписыванию бумаг, присылаемых ему из Политбюро ЦК. Теперь создавался единоличный пост Председателя Верховного Совета СССР, и этот пост на I Съезде, состоявшемся в мае-июне 1989 года, занял сам Горбачёв.

Он продолжал сохранять при этом функции Генерального секретаря ЦК КПСС, но центр тяжести власти перенёс именно на вновь учреждённую должность. Председатель высшего советского органа впервые за историю Советского государства (такой вот парадокс!) стал реально выше вождя партии, хотя такая перестановка и произошла пока в рамках одного и того же лица. Впрочем, ретроспективно оценивая, мы вынуждены признать, что только благодаря этому лицу такой исторический переворот и смог состояться.

Но функции Председателя Верховного Совета заключали в себе много ограничений со стороны Верховного Совета и Съезда. На этом посту Горбачёв имел не больше власти, чем Генсек, а следовательно на него могло (и продолжало) давить в нежелательном направлении консервативное Политбюро.

Обстановка для дальнейшего лишения монополии КПСС на власть складывалась как никогда благоприятная. На I Съезде впервые в истории СССР оформилась легальная парламентская оппозиция (Межрегиональная депутатская группа – МДГ), поведшая атаку на эту самую монополию. Горбачёв, отражая атаки МДГ, формально выступал представителем консервативного большинства. Но поскольку прежняя власть Политбюро была уже делегитимирована (хотя пресловутая 6-я статья Конституции пока действовала), это большинство было готово вручить Горбачёву всю полноту прежней власти КПСС, но теперь уже как главе государства. Это был блестящий, прямо-таки в традициях несвойственного России британского парламентаризма разыгранный, ход в рамках конституционного реформизма и уникальной почти что мирной трансформации авторитарного режима в демократический.

Вопрос о введении поста Президента СССР был предрешён уже на II Съезде народных депутатов СССР, состоявшемся в декабре 1989 года. А тут обострилась обстановка в некоторых республиках (например, события в Баку в январе 1990 года). Горбачёв убедительно сигнализировал старым партократам, что нужна оперативность принятия решений для сохранения единства Союза, и обеспечить её может только он как полномочный глава государства.

Учреждённый в марте 1990 года на III Съезде пост Президента СССР можно вкратце охарактеризовать так: в руках Президента совершенно официально сосредотачивались все высшие функции власти, которыми до тех пор абсолютно нелегально, но фактически пользовалось Политбюро ЦК КПСС. При этом Президент СССР должен был избираться всеобщим голосованием граждан СССР (правда, для Первого Президента было сделано исключение – он был избран на Съезде), а число кандидатов на этот пост не ограничивалось.

Историческое значение совершившейся тогда конституционной революции подчёркивается тем фактом, что тот же Съезд переформулировал 6-ю статью Конституции СССР таким образом, что КПСС лишалась «руководящей роли», и открывалась возможность для создания легальных конкурирующих за власть политических партий.

Теперь, называясь по-прежнему – СССР, политически это было совсем другое государство, чем за все годы, начиная с 1922. Вероятно, тут открывалась развилками с несколькими историческими путями. Похоже, страна пошла не по самому лучшему из возможных. Но это уже другая история.