11/11/18
Защитник бедных и несчастных: как Ленин работал адвокатом

Во всем мире В.И. Ленин известен как пламенный революционер и создатель первого в мире государства рабочих и крестьян. Тем не менее, как любой человек, Владимир Ильич имел гражданскую профессию, а именно, был адвокатом. Причем защитник подсудимых из Ленина вышел не менее талантливый, чем организатор революции. Он умел существенно смягчить приговор для обвиняемого по заведомо проигрышному делу.

Защитник бедных и несчастных

Самое интересное, что в соответствии со своими революционными убеждениями Владимир Ильич никогда не защищал богатых, даже когда ему за это предлагали солидные деньги. В основном В.И. Ленин выступал в роли государственного защитника представителей бедных слоев населения. И дела ему поручались наиболее сложные. Например, однажды судили Василия Муленкова, обвинявшегося в богохульстве. Преступление в Российской империи более чем серьезное, подразумевавшее реальный срок заключения. По свидетельству обвинительной стороны подсудимый в нетрезвом виде зашел в бакалейную лавку и при свидетелях «матерно выругал Бога, Пресвятую Богородицу и Пресвятую Троицу». Мало того, Муленков развязно заявил, что император не умеет и не должен править страной. По совокупности данные проступки тянули на 15 лет каторги. Защита подсудимого была крайне трудной, поскольку против него выступили сразу несколько свидетелей. Тем более что на суде они стали утверждать, будто Муленков был трезв, сознательно ругая Бога и царя.

Владимир Ильич взялся за дело активно. Он призвал суд учесть то обстоятельство, что жизнь подсудимого полна лишений, и чтобы забыться он выпил лишнего, а это спровоцировало его на дерзкие речи, сказанные в состоянии алкогольного опьянения и аффекта. Ленин также обратил внимание суда на тот факт, что свидетели в лице хозяина лавки и его дочери - люди заинтересованные, так как подсудимый должен им денег. Заявляя, что в день преступления Муленков был трезв, они желают оговорить его. В то же время Ленин нашел очевидцев, подтвердивших, что Муленков был пьян, а все его поведение - не более чем несдержанные эмоции. Ко всему прочему Владимир Ильич добавил, что подсудимый по воскресеньям пел в церковном хоре и не мог сознательно оскорбить Бога. В итоге благодаря блистательной защите адвоката вместо 15 лет каторги, которые просил прокурор, Муленков получил всего один год.

Оборотни в погонах

Интересно, что в царской России, как и в наши дни, у полиции существовал план по раскрытию преступлений. Выполнить его было сложно, поэтому жандармы не гнушались фабриковать фальшивые уголовные дела.

Однажды Ленину выпало защищать в суде двух крестьян, укравших лошадь. По материалам уголовного дела канонир Егор Тишкин и плотник Иван Зорин, пока извозчик Горшков был в публичном доме, украли у него лошадь, чтобы выручить за нее денег. Взяли грабителей с поличным - во время продажи животного. Готовясь к процессу, В.И. Ленин не поленился и опросил большое количество свидетелей, видевших, при каких обстоятельствах проходила кража. В результате он установил, что ограбления не было вовсе. Полицейские Комаровский и Маштаков, переодевшись в штатское, зазвали крестьян в корчму и прилично напоили их. Во время застолья провокаторы предложили им украсть лошадь и привести ее в уединенное место для продажи им же. Тишкин и Зорин согласились. Однако, когда они привели лошадь в условленное место, подстрекатели предъявили им свои удостоверения сотрудников полиции и арестовали горе-воров. В ходе защиты В.И. Ленин произнес эмоциональную речь, обличавшую недобросовестных полицейских, которые ради своей служебной выгоды подтолкнули к преступлению бедных, голодных крестьян. Главный вопрос, который Ленин задал суду: почему полиция, зная о преступлении, не пресекла его?

[irp]

Тем не менее преступление было совершено и требовало наказания. Суд встал на сторону адвоката и вынес максимально возможный мягкий приговор. Тишкину дали 3,5 лет каторги, а Зорину - всего 9 месяцев. Обычно обвиняемые по аналогичным делам получали сроки в несколько раз большие. Недобросовестных же полицейских уволили со службы.