26/11/18
«Зелёная» зона – чем такая тюрьма отличается от «чёрной» и «красной»

Традиционно российские тюрьмы делились на так называемые «чёрные зоны» — неформально контролируемые воровским сообществом – и «красные», где бал правит администрация, а «блатных», наоборот, притесняют. Однако относительно недавно заговорили о третьей разновидности тюрем – «зелёных зонах». Так называются колонии, в которых фактическая власть над заключёнными принадлежит осуждённым-мусульманам, объединившимся по религиозному принципу.

Предыстория

Мусульмане в российских тюрьмах были всегда, по крайней мере, со времён завоевания Казани Иваном Грозным. Ещё Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ» описывал процессы самоорганизации мусульман и их участие в сопротивлении лагерной администрации.

Согласно статистике ФСИН 2007 года, доля верующих заключённых, не относящихся при этом к православным христианам, составляла 8%. Сколько из них являются мусульманами, неизвестно, однако в «немусульманских» регионах количество осуждённых, исповедующих ислам, может достигать сотен на одну колонию. В национальных республиках Поволжья и Кавказа эта цифра, разумеется, ещё больше.

В какой-то момент религиозная принадлежность стала объединяющим фактором для заключённых, противопоставивших себя и криминальному сообществу, и сотрудникам колоний.

Ещё в 2013 году представители УИС Красноярского края, например, жаловались на то, что «мусульмане, находящиеся в заключении, чаще других начинают спекулировать религиозными традициями и пытаются с их помощью добиться для себя особых привилегий».

Немалую роль сыграл и тот факт, что с начала 2000-х годов в связи с нестабильностью на Северном Кавказе в российские колонии всё чаще стали попадать люди, придерживающиеся радикально-исламистских взглядов.

«Джамааты» в системе ФСИН

Террористы и экстремисты исламского толка, отправленные за решётку в соответствии с приговорами, от своих убеждений, как правило, не отказываются. Более того, попав в места лишения свободы, они начинают распространять радикально-исламистские идеи сначала среди единоверцев, а затем и среди других заключённых, в т.ч. этнических русских. Так в отдельных колониях образуются религиозно-экстремистские ячейки.

Доктор юридических наук Владислав Красинский объясняет в статье, посвященной «тюремным джамаатам», что заключённые легче поддаются деструктивному влиянию исламистских вербовщиков, чем лица, находящиеся на свободе. Это связано с тем, что за решёткой много «малообразованных людей с надломленной психикой». Для осуждённых из категории «мужиков» переход к мусульманам порой становится единственным способом защититься от «блатных».

Со временем джамааты, укрепляясь, начинают навязывать свои правила другим заключённым и нарушать внутренний распорядок. Нередко они требуют от руководства колоний особых привилегий.

Зелёные зоны

«Зелёные зоны» — это колонии «победивших джамаатов». Сколько таких учреждений насчитывается в России, точно сказать не может никто, поскольку фактическая ситуация постоянно меняется. Кроме того, сотрудники ФСИН не готовы открыто признать, что утратили контроль над той или иной колонией. Впрочем, иногда информация всё же попадает в прессу. Например, в 2016 году газета «Коммерсантъ» опубликовала материал, посвященный «зелёным зонам», в котором утверждалось, что популярность исламистских идей за решёткой напрямую связана с активизацией деятельности ИГИЛ (организация запрещена в России).

Помимо администрации, «джамааты» противостоят криминальной субкультуре, хотя переняли у неё некоторые черты, например, систему «общаков». Мусульмане пользуются запрещённой в пенитенциарных учреждениях техникой (смартфонами), распространяя с её помощью выступления проповедников.

Есть предположение, что некоторые «зеленые зоны» возникли при попустительстве сотрудников колоний, например, если начальник учреждения сам является мусульманином.

Для борьбы с «джамаатами» сотрудники ФСИН привлекают официальное мусульманское духовенство, приглашают имамов читать проповеди и открывают молельные комнаты.