11/04/19
Какие русские слова невозможно перевести на английский

Слова, которые нельзя перевести на иностранную мову, лингвисты называют реалиями языка. Лексемы, характеризующие предметы быта конкретной культуры, исторические факты или национальные особенности зачастую не имеют эквивалентов в иных языках. Как не имеют аналогов некоторые слова, описывающие уникальное видение мира и сознание разных этносов.
Так и в английском языке не нашлось равноценной замены целому ряду слов, отражающих специфичные русские понятия и явления.

Пошлость (Poshlost)

Невозможность перевода на английский язык слова «пошлость» связана с тем, что даже в русском языке нет однозначного определения данной лексеме. Оно одновременно может обозначать безвкусицу, вульгарность, избитость, банальность, нравственную нищету и сексуальную распущенность.
Чтобы разъяснить американским студентам суть этого понимаемого любым россиянином на интуитивном уровне слова, знаменитому писателю Владимиру Набокову, в совершенстве владевшему обоими языками, пришлось прибегнуть к развёрнутому ответу.
Так, по его мнению, «пошлость» есть не что иное, как поддельная красота, значимость, ум, иногда неприкрытая бездарность. Пошлость предполагает не подтверждаемый богатым внутренним содержанием внешний лоск.

Хамство (Khamstvo)

Слово «хамство», имеет в английском языке много синонимов, но ни один из них точно не характеризует этот феномен русской действительности.
Эмигрировавший в США советский литератор Сергей Довлатов, объяснял данный факт отсутствием заграницей хамства как явления. По его словам в Нью-Йорке любого могут обокрасть, но беспричинно оскорбить, убивая в нём надменным поведением и словами всё человеческое – нет.
Пытаясь вывести формулу хамства, писатель определил её как умноженные на безнаказанность наглость, грубость и высокомерие.

Тоска (Toska)

Характеризующее чувство нестерпимой душевной боли без каких-либо явных причин слово «тоска» часто переводиться на английский языка как «melancholy» или «emotional pain» (эмоциональная боль). Однако эти аналоги не в полной мере отражают глубину и остроту смутного беспокойства, которое вместе с ностальгией, накрывает тоскующего человека, желающего, но не имеющего возможность обладать кем-либо или чем-либо.
Это щемящее чувство способно вогнать личность в депрессию, поскольку незаметно для человека тоска разъедает его психику и нервную систему, заставляя его пренебрегать радостями настоящего, из-за постоянных воспоминаний о светлых днях прошлого или вечного мечтания о лучшем в будущем.

Беспредел (Bespredel)

Преподававший славяноведение в одном из американских университетов профессор Элиот Боренштейн, считал, что для передачи смысла слова «беспредел» несколько не корректно со стороны переводчиков заменять его схожим, но не идентичным термином «беззаконие».
В подобном случае суть «беспредела» сводиться к нарушению человеком исключительно закона, хотя на самом деле в русском языке под ним подразумевается пренебрежение ещё и социально-моральными нормами.
Кстати эта лексема возникла и использовалась в криминальной среде, поэтому первоначально под ним понималось дерзкое нарушение или переход за все рамки именно «воровских понятий».

Надрыв (Nadryv)

Лексема «надрыв» попала в своём первозданном виде в английскую речь после издания на языке Шекспира произведений Фёдора Достоевского.
Не зная как ёмко выразить это укоренившееся в русской культуре слово, они решили использовать его без перевода.
В термине «надрыв» заключена идея перенапряжения всех душевных сил, нервозная исповедь, когда человек под воздействием неуправляемого эмоционального взрыва извлекает из глубины своего нутра пугающие сокровенностью интимные чувства.
В другой ипостаси «надрыв» - это причиняющее острою боль самокопание, когда человек пытается обнаружить в своей душе то, что возможно вовсе не существует.

Авось (Avos’)

Слово «авось», которое практически стало синонимом русскому национальному характеру, мало того что нельзя перевести ни на один другой язык мира, его ещё и трудно объяснить иностранцу.
В заветном «авось», используемом в устойчивых оборотах, сконцентрирована вся надежда русского человека на благоприятный исход дела, счастье, удачу и везение.
На него полагаются, когда, не желая прилагать больших усилий и заранее запланировать что-либо, индивид, тем не менее, рассчитывает на успех предприятия. Действуя наугад, человек подсознательно уповает что «авось», который должен предотвратить отрицательные последствия и спасти из трудной ситуации.
Слово «авось» очень часто встречается в пословицах и поговорках, причём в одобрительном смысле намного чаще, чем в порицательном контексте.