Братская могила русских журналистов во Львове: кто там похоронен

В массовом сознании украинский город Львов считается едва ли не цитаделью украинского национализма. Однако в конце XIX века именно здесь возникло одно из самых мощных в Австро-Венгрии национальных движений — так называемые галицкие русофилы. Несмотря на активную поддержку как среди местного населения, так и со стороны официальной Москвы, судьбы многих деятелей русского движения были весьма трагическими. Сегодня один из немногих памятников, посвященных деятелям «Галицкой Руси» — братская могила русских журналистов на Лычаковском кладбище во Львове.

Галицкая Русь

На данный момент в гробнице на Лычаковском кладбище покоится прах 14 деятелей русофильского движения Галиции. Захоронения совершались с разной периодичностью в течение более семидесяти лет. Однако изначально гробница «единолично» принадлежала Осипу Андреевичу Мончаловскому, прах которого был захоронен в 1906 году.

Осип Мончаловский, родившийся в 1858 году, был ярым продолжателем дела другого известного галицкого русофила, священника Иоанна Наумовича. Сам Наумович в статье «Взгляд будущее» писал следующие строки: «Яко русский человек не могу в Москве не видите русских людей, и хотя я малорусин, а они великоруссы, то таки и я русский, и они русские…». Иными словами, автор, а также его многочисленные последователи не видели принципиальной разницы между восточнославянским населением Галиции и русскими, проживающими непосредственно в России. Само собой, позиция галицких русофилов вступала в острое противоречие с набирающей силу идеей украинства, согласно которой малороссы рассматривались как отдельная нация (или должны были стать таковой), для последующей интеграции в сообщество Европейских стран.

Именно борьбе с политическим и культурным украинством Осип Мончаловский посвятил ряд своих знаковых публицистических работ. Он признавал существование народа малороссов, однако использование термина «украинцы» считал исторически неоправданным. Острой критике со стороны Мончаловского подвергались и идейные основы оппонентов. В своей работе «Главные основы русской народности» мы встречаем весьма жесткие заявления о том, что «…украинствовать значит: отказываться от своего прошлого, стыдиться принадлежности к русскому народу, даже названий „Русь“, „русский“, отказываться от преданий истории, тщательно стирать с себя все общерусские своеобразные черты…».

Время, на которое пришлась активная деятельность Осипа Мончаловского, можно считать достаточно благодатным. Австро-Венгерское правительство пока еще относилась достаточно лояльно к движениям национальных меньшинств. Более того, в 1902 году в Петербурге было основано Галицко-русское благотворительное общество. Несколько лет спустя Россия стала официально выделять финансовые средства на поддержку русофильских организаций в Галиции. Скончавшийся в 1906 году Осип Мончаловский, вероятно, подозревал, что в скором времени в Европе разразится крупнейшая война. Однако мало кто мог предсказать, сколь трагичными станут ее последствия не только для галицких русофилов, но и для всего русскоязычного населения Австро-Венгрии.

Закат движения

С началом Первой Мировой войны австро-венгерские власти начали масштабные репрессии против русофильских движений Галиции и Закарпатья. Все сочувствующие России в начавшейся войне обвинялись в шпионаже и подрывной деятельности в пользу противника. Начиналось все с невинного закрытия газет и запрета движений, однако вскоре власти перешли к более решительным действиям. Печально известны два концентрационных лагеря Талергоф и Терезин, где в ужасных условиях содержались все неблагонадежные жители Галиции. Одним из таких узников был еще один галицкий русофил Василий Ваврик, прах которого также захоронен в Братской могиле.

Биография Ваврика как нельзя лучше отражает судьбу галицкого русофильства в XX веке. В 1914 году он вместе с соратниками был арестован и заключен в лагерь Терезин, где познакомился с Гаврилой Принципом, чьи выстрелы стали поводом для войны. Далее Ваврик пережил принудительную мобилизацию, итальянский плен, освобождение по ходатайству посла, после чего к 1917 году оказался в Петрограде. С началом гражданской войны он по идейным соображениям выступил на стороне Белых, участвовал в обороне Крыма. После поражения Добровольческой армии Ваврик сначала некоторое время жил в Чехословакии, после чего вернулся во Львов, где продолжил изучение галицко-русского наследия.

В 1939 году, когда западноукраинские земли были присоединены к СССР, галицкие русофильские организации вновь оказались под запретом. Советское правительство Украины придерживалось линии украинизации, поэтому взгляды Ваврика рассматривались как реакционные и шовинистические. Тем не менее во время немецкой оккупации Галиции Ваврик принимал активное участие в деятельности советского подполья. После войны он преподавал русский язык в Львовском университете, а также проводил исследования языка и обычаев русского населения Галиции и Закарпатья. Отношение к советской власти у Ваврика было противоречивым. С одной стороны, он не мог простить окончательного разгрома русофильства и внедрения украинства (чего не удалось в полной мере даже австрийцам). Вместе с тем, Ваврик был благодарен советам за историческое воссоединение Галиции и Москвы в границах одного государства. В 1970 году прах Ваврика был помещен в братскую могилу русских журналистов во Львове.