Чем «братки» из 90-х удивляли воров в законе

Среди братвы «лихого» десятилетия были и «законники», получившие свой статус до распада Советского Союза. Однако исследователи отечественной криминальной субкультуры убеждены, что именно 90-е явились тем временным водоразделом, после которого традиционные «понятийные» воровские отношения быстро стали анахронизмом.

Братва начала убивать «законников»

В начале 1999 года газета «Московский комсомолец» со ссылкой на свои источники в правоохранительных органах писала, что воров в законе старой формации начала методично уничтожать новая братва, которая не хочет жить по понятиям. Братки не желали отстегивать деньги в общак и слушаться коронованных воровских авторитетов. В этой ситуации вопросы решали бригады киллеров или наемные убийцы-одиночки.

Но главной причиной криминальных кровавых разборок были деньги – в 90-е активно шел процесс передела сфер влияния криминалитета, и в этой борьбе братва не гнушалась никакими средствами, не обращая внимания на старый воровской закон.

«Апельсиновые» авторитеты

В 90-е криминальные авторитеты (или те, кто хотел ими казаться) активно начали покупать статус вора в законе. Их называют «апельсинами» или «лаврушниками» (большая часть лже-«законников» – выходцы с Кавказа). К примеру, как отмечал бывший руководитель ГУБОПа МВД России Александр Гуров, один из самых известных криминальных авторитетов постсоветской России Отари Квантришвили (застрелен киллером Алексеем Шерстобитовым в 1994 году) воровской статус себе приобрел за деньги. По воровским понятиям, на принадлежность к этой масти Квантришвили нечего было и рассчитывать – он сидел за изнасилование, а человека с таким прошлыми не «коронуют».

Значительная часть новоявленных «воров в законе» и вовсе никогда не сидела в тюрьме, что по воровскому закону — нонсенс — отсидка в МЛС для претендента на «коронацию» является обязательным условием (среди многих прочих).

Кандидат юридических наук Валерий Карышев, автор многих популярных книг о российском криминалитете, пишет, что среди современных воров в законе (по данным интернет-издания «Прайм Крайм» за прошлый год, их насчитывалось 444) «апельсинов» и лаврушников» как минимум четверть от общего количества.

За чертой – беспредел

Украинский публицист Александр Кучинский в своей книге «Паханы, авторитеты, воры в законе» писал, что воровские авторитеты старой школы в 90-х не просто с удивлением, а с ужасом наблюдали за зарождением новой уголовной империи, не приемлющей понятий и традиций, которых должен придерживаться «законник». «Спортсмены» (так называли лидеров ОПГ, пришедших в криминал из профессионального спорта) перешли черту, за которой начался криминальный беспредел. Кучинский обозначил новую преступную формацию как «отмороженных», и конкурировать с ними воры в законе были не в состоянии.

По мнению автора книги, 90-е годы раскололи и само воровское сообщество, в нем больше не стало единства и началась постоянная борьба многочисленных кланов между собой. Бывший начальник отделения 5-го отдела ЦРУБОПа МВД РФ Михаил Игнатов, который в свое время занимался борьбой с наиболее влиятельными «славянскими» ОПГ, убежден, что в 90-е годы воров в законе отодвинули на второй план как раз организованные преступные группировки и их лидеры – «законники» уже не управляли криминальными процессами и были не в состоянии их контролировать.

Игнатов заверил: главари ОПГ тогда и не нуждались в получении статуса воров в законе, он им был не нужен. К примеру, лидеру «ореховских» Сергею Тимофееву (Сильвестр, взорван в своем «мерседесе» в 1994 году) не раз предлагали «короноваться», но он отказался. Сменившие Тимофеева на посту лидера ОПГ Сергей Ананьевский (Культик) и Сергей Володин (Дракон) тоже ворами не были, как и последний главарь «ореховских» Сергей Буторин (Ося). Верхушка организованных преступных групп до формирования своих криминальных сообществ зачастую даже не сидела в тюрьме, как, например, «курганские» Андрей Колигов, Олег Нелюбин и Виталий Игнатов. Двое последних в прошлом были спортсменами, а Колигов – комсомольским активистом и лейтенантом запаса.