Воры в законе при Сталине: главные особенности

Историки отечественной криминальной субкультуры подтверждают, что институт воров в законе зародился в СССР именно во времена руководства страной Иосифом Сталиным (30-50-е годы ХХ века). С распадом Советского Союза кардинально изменился и статус «законников».

В «законники» принимали не сразу

Как пишет в своем исследовании ветеран МВД и уголовно-исполнительной системы, отставной полковник внутренней службы Сергей Кутякин, судя по имеющимся документам и свидетельствам, масть «вор в законе» как самостоятельный и главенствующий класс профессиональных преступников стала выделяться в криминальной субкультуре в лагерях системы ГУЛАга в 30-х годах прошлого века. В основном «законниками» становились квартирные воры. Не могли рассчитывать на присвоение подобного статуса воры, промышлявшие «по мелочи» – кравшие белье с чердаков, продукты из ларьков и другие «крадуны», чей преступный доход был незначительным.

Принципиальное отличие сталинских воров в законе от современных заключалось в самой процедуре «коронования»: она была неспешной и весьма основательной. «Законником» мог стать только тот, кто уже на протяжении длительного времени жил по понятиям, обладал серьезным преступным опытом и «заслугами» перед воровским сообществом. Кандидату в воры в законе предварительно, в течение 2 – 3 лет надо было пройти своего рода экзамен на получение «короны» – исполнить определенные поручения, данные авторитетными ворами. Затем заручиться рекомендациями двух-трех «законников», которые могли бы подтвердить, что новичок действительно достоин быть причисленным к высшей воровской масти. Эти «крестные» потом несли ответственность за дальнейшее поведение «коронованного». Все без исключения кандидаты на «коронование» должны были иметь опыт отсидки в местах лишения свободы. Причем, вести себя там в соответствии с воровскими понятиями – противодействовать администрации МЛС, поддерживать других сидельцев.

Еще одно принципиальное отличие сталинского вора в законе от современного, как пишет историк отечественной криминальной субкультуры Сергей Кутякин, – его внесоциальное поведение (вкупе с асоциальным): вор старой закалки никоим образом не должен был участвовать в жизни некриминального общества, он обрывал все контакты со своей семьей, не общался с представителями правоохранительных органов (кроме как на следствии и в суде), не занимался политикой...

Сообщество воров в законе 30-х – начала 50-х годов по сути было замкнутой системой, существующей автономно от государства и не оказывающей существенного влияния на работу его институтов.

Как у воров обстоят дела сейчас

С распадом СССР институт воров в законе пережил значительную трансформацию и, как подтверждает один из самых известных российских криминальных репортеров Сергей Канев, от былых условностей, отличающих «правильного» вора в законе от представителей других воровских мастей, мало что осталось.

В интервью порталу Ura.ru Канев, долгие годы занимающийся исследованием жизни отечественного криминалитета и имеющий информаторов как в преступной среде, так и среди силовиков, рассказал, что сейчас воры в законе не только не чураются участия в общественной жизни, а всячески пытаются распространить свое влияние на все ее сферы, представляющие финансовый интерес. Воровские понятия, по словам Канева, сейчас уже не соблюдаются – есть примеры, когда воры в законе даже покупают себе звания полицейских осведомителей, чтобы их не трогали правоохранители. Классический портрет современного вора в законе: женатый богатый человек с недвижимостью за рубежом, он имеет бизнес и деловые контакты с крупными чиновниками и генералитетом МВД. Современный институт воров в законе отличается сращиванием с органами власти, чего при Сталине даже допустить было нельзя.

По словам Канева, даже воровские сходки, на которых «коронуют» кандидата в воры в законе сегодня могут проходить ... по скайпу. Анонимный источник «Комсомольской правды» в правоохранительных органах сообщил, что зачастую современные «законники» охотно тратят средства общака на себя и любовниц, при задержании они предпочитают свой статус не называть (прежде воровской закон обязывал это делать).

С 90-х годов в воровской среде появилось много так называемых «апельсинов» и «лаврушников», в основном, выходцев из бывших южных республик СССР, купивших свой статус за деньги. Нередко это молодые люди, даже не разу не сидевшие в тюрьме. Сфера интересов современных воров в законе – отрасли экономики и бизнеса, приносящие значительную прибыль. Финансовой заинтересованностью объясняются и частые разборки между группировками воров в законе на постсоветском пространстве.