ЧОП «Атолл»: как работала личная спецслужба олигарха Березовского

Иногда 1990-е годы в России считают периодом многовластия. В то время элиты в стране делились на множество группировок, каждая из которых стремилась расширить свое влияние. При этом использовались разные способы – вплоть для создания собственных «спецслужб», по возможностям сопоставимых с государственными, главной задачей которых была слежка и сбор компромата. Самой продвинутой в этом плане была частная охранная структура «Атолл», связанная с предпринимателем Борисом Березовским.

В «семью» за ремонт

Борис Березовский был олигархом с политическими амбициями. Он входил в совет директоров Объединённого банка и «Сибнефти», а едва ли не самым ценным его активом к концу 90-х стали разнообразные медийные ресурсы, не объединенные, правда, в медиагруппу. Бизнесмен владел издательским домом «Коммерсант», «Московским комсомольцем», «Независимой газетой», «Новыми Известиями», «Нашим радио», был акционером Московской независимой вещательной корпорации (ТВ-6) и одним из создателей Общественного российского телевидения – предшественника «Первого канала».

Контроль над ключевыми СМИ позволял Березовскому влиять на происходящее в стране, «мочить» неугодных политиков и поддерживать любимчиков. Например, не без его помощи президенту Борису Ельцину удалось переизбраться на второй срок. Однако вовсе не газеты и телевидение сблизили олигарха с политическим бомондом.

Свой бизнес-путь Березовский начал со спекуляций автомобилями. В 1989 году он основал компанию «ЛогоВАЗ», которая занималась продажей отозванных из-за рубежа машин Волжского автозавода. Со временем дело расширилось, в 1991-м предприятие получило статус официального импортёра автомобилей Мерседес, параллельно оказывая и услуги по ремонту машин.

Именно благодаря «ЛогоВАЗу» коммерсант сблизился со многими «полезными» людьми и даже попал в «семью» — ближайшее окружение главы государства. Ввёл его туда журналист и предприниматель Валентин Юмашев, который в конце 1990-х руководил Администрацией президента, а в начале 2000-х женился на дочери Ельцина Татьяне.

«С ним он сошёлся очень банально: стал бесплатно ремонтировать Валин джип. Он со многими, кстати, таким образом выстраивал отношения: кому — ремонт, кому — мелкая услуга, кому — машина в подарок. Если поднять отчётность в «ЛогоВАЗе», всплывет много интересного: машины дарились «нужным» людям почти еженедельно», — рассказывал обозревателю «Московского комсомольца» и депутату Госдумы Александру Хинштейну создатель и многолетний руководитель «Атолла» Сергей Соколов.

Уже к середине последнего десятилетия XX века Дом приёмов «ЛогоВАЗа» на Новокузнецкой стал центром политической жизни. Там бывали и председатель Правительства Виктор Черномырдин, и Татьяна Борисовна, в то время бывшая замужем за конструктором авиационной компании «Салют» Леонидом Дьяченко, и половина Государственной Думы. И никто из них не подозревал, что, приезжая к Борису Березовскому, находится «под колпаком» «Атолла».

На зависть государственным спецслужбам

Впрочем, изначально «Атолл» создавался совсем не для шпионских целей. С просьбой сформировать для него мощную службу безопасности Борис Березовский обратился к Сергею Соколову в 1994 году. Тогда ему требовалась банальная защита от покушений: бандиты, с которыми у коммерсанта были разногласия, уже несколько раз взрывали его, убили водителя. Охрана была создана по модели израильской спецслужбы «Моссад» и состояла из трёх отделов: силового, аналитического и технического. На её организацию в общей сложности олигарх потратил где-то 3,5 миллиона долларов, ещё 300-400 тысяч долларов составлял ежемесячный бюджет.

«За несколько лет мы создали мощнейшую систему безопасности, — отмечал Соколов. — Поначалу мы занимались личной охраной, сопровождением. Но очень скоро Борис стал погружаться в политику… И тогда мы начали работать в пассивном режиме. Сначала занимались аналитикой... Потом перешли к агентурной работе. С помощью техники мы стали работать позже, когда возникли конкретные задачи...»

С 1995 год «Атолл» записывал все разговоры в Доме приёмов. Березовский хотел знать их содержание – для него это было важно как с инсайдерской точки зрения, так и с точки зрения сбора компромата. Исключений не было, коммерсант даже приказал следить за своими ближайшими друзьями – Дьяченко и Юмашевым, чтобы на случай ссоры иметь возможность их шантажировать.

«В зале (Дома приёмов «ЛогоВАЗа» — прим. автора), где проходило большинство встреч и тусовок, стояли каминные часы, оборудованные скрытой камерой. Мы сделали их сами, как и все остальные устройства. Запись включалась с карманного брелока. А в Борином кабинете технику мы вмонтировали в настольную лампу. Когда он зажигал свет, начиналась видео- и аудиозапись. Плюс к тому были еще и переносные устройства. Другие настольные часы, письменный прибор, огромный калькулятор. Если ему требовалось кого-то записать, он приносил их с собой», — рассказывал Соколов о технических возможностях «Атолла».

В 1996 году «шпионская» работа вышла на новый уровень. Во время президентской кампании спецслужба Березовского начала разрабатывать конкурентов Бориса Ельцина. Для это в штабы оппонентов внедрялись агенты, контролировались все пейджеры. У «Атолла» появилось «оборудование, о котором в государственных спецслужбах даже не ведали», в том числе передвижные машины аудиоконтроля, позволявшие прослушивать все разговоры во впереди едущем автомобиле.

«После выборов 1996-го работа пошла гораздо активнее. Березовский начал ставить конкретные задачи по конкретным людям. В первую очередь это были его конкуренты по бизнесу», — констатировал руководитель «Атолла». Так, во время войны за «Роснефть» в здании компании – в кабинете президента, его заместителя и главного бухгалтера – были установлены «жучки». Агенты работали и по «Трансаэро» в период обострения конкуренции с «Аэрофлотом», причём записывались не только разговоры президента организации, но и его матери и председателя Межгосударственного авиационного комитета.

«Потом была еще история с «Сибнефтью». Березовский с [Романом] Абрамовичем боялись, что на аукционе «Сибнефть» перекупит [Владимир] Потанин. Мы взяли его в разработку, завербовали секретаршу. Был выработан даже специальный план, — делился Соколов. — Если бы Потанин решил-таки участвовать в аукционе, мы должны были перехватить машину с конкурсными документами, устроить ДТП, спровоцировать драку. Нам было даже известно, в каком именно портфеле лежат эти бумаги. То есть вышли бы из салона «братки», забрали портфель — в счет долга. Пока разборки, туда-сюда, аукцион бы уже прошел». Однако этого не понадобилось.

Слив

С 1997 года разведка была поставлена на поток. «Проще сказать, по кому мы не работали», — признавал глава спецслужбы. По его словам, в меру возможного «Атолл» следил даже за семьёй Ельцина. Единственное, не удалось взять на контроль домашние и рабочие телефоны: Березовский требовал и этого, но проникнуть в президентский дом на Осенней было нереально, «да и хлопот потом не оберешься».

Однако к тому моменту «Атолл» уже попал в разработку ФСБ. Проверку по факту возможной противоправной деятельности охранной структуры силовики начали в 1996 году.

«Поводом для проведения проверочных мероприятий послужила полученная от источника информация в отношении группы лиц, работающих в службе безопасности АО «ЛогоВАЗ» и занимающихся оперативно-розыскной деятельностью в интересах Бориса Березовского в том числе по компрометации его политических оппонентов и экономических конкурентов», — говорится в справке ФСБ.

В 1998 году бойцы Регионального управления по борьбе с организованной преступностью провели обыски в штабе «Атолла» и изъяли всю технику и документы. Ничего существенного при этом найти не удалось, и вскоре МВД вернуло все материалы обратно, на возбуждая уголовного дела. В том, что ситуация была «замята», свою роль сыграл замглавы ведомства Владимир Рушайло, у которого, по признанию Соколова, были близкие отношения с Березовским.

Но «Атолл» уже был засвечен. «С такой репутацией работать было трудно. В итоге он (Березовский – прим. автора) просто от нас отказался. Сдал. Березовский мгновенно сократил финансирование, а потом и вовсе его прекратил», — поделился глава спецслужбы.

Когда в январе 1999-го Генпрокуратура вновь провела серию обысков, она уже не смогла найти даже материалы, изъятые годом ранее. И хотя правоохранители всё же завели целых два уголовных дела, наказание за содеянное никто так и не понёс.