Что не так с биографией женщины, которая создала миф об «изнасилованной Германии»

Истории о «миллионах изнасилованных немок» стали появляться в поле зрения отечественного читателя почти сразу же вслед за падением СССР. Однако, на самом деле этот миф гораздо старше. И корни его следует искать даже не в творениях западных публицистов времен «холодной войны», а еще раньше. В самых недрах геббельсовской пропагандистской машины.

Как несчастных немок становилось все больше

Публикации о советских солдатах и офицерах, как об орде варваров, вторгшихся в цивилизованную Германию, появились в западных СМИ еще в 50-60-е годы. Первоначально речь шла о 20 тысячах женщин, подвергшихся насилию. Затем это число возросло до 150 тысяч. В 1954 году в США вышла, без указания имени автора, книга-дневник «Женщина в Берлине», в которой рассказывалось о том, что красноармейцы насиловали всех жительниц немецкой столицы без разбора. Никаких конкретных цифр в этом дневнике не приводилось.

2 миллиона «изнасилованных немок» возникают в 1992 году, вскоре после краха СССР. В 1992 году в Германии увидела свет книга Хельке Зангер и Барбары Йор «Освободители и освобожденные». Именно там впервые и прозвучало это число. Надо сказать, что до краха СССР тема сексуального насилия со стороны красноармейцев вообще не очень муссировалась в западных СМИ, в том числе и в самой Германии. Говорили, главным образом, об идеологическом порабощении, об оккупации, но о зверствах в отношении женщин речь заходила довольно редко. И вот в 90-х – творение Зангер и Йор. В начале 2000-х годов появляется книга Энтони Бивора «Падение Берлина», в которой вновь возникают пресловутые два миллиона. Эта книга была опубликована в России, после чего миф об «изнасилованной Германии» стал популярен и в нашей стране.

Тот факт, что рассказы об ужасах, творимых советскими солдатами в поверженной Германии, получили широкое хождение не «по горячим следам», а спустя более чем полвека после Победы, удивления не вызывает. И у нас, и на западе выросло поколение людей, не знавших войны. Немцы устали от чувства вины и коллективной ответственности, которую несет вся Германия за развязывание Второй Мировой, и, разумеется, детям хочется как-то «отмыться» от грехов родителей. А лучшая стратегия в таких случаях – это нападение.

Откуда ноги растут

Мотивы творцов этого мифа вполне понятны. Но вот откуда взяты факты для столь чудовищных разоблачений?

Прежде всего, следует сказать о методике, использованной Зангер и Йор, а вслед за ними и Бивором. Дамы, авторы книги «Освободители и освобожденные», взяли данные по рождению детей в двух берлинских клиниках с сентября 1945 по август 1946 года. Таковых оказалось 23 000. Пять процентов матерей в графе «национальность отца» указали «русский». Посчитав, что все эти дети – плоды насилия (а как иначе?!), авторы пошли дальше. Вероятность беременности в результате изнасилования они, неясно из каких соображений, сочли равной 20%. 90% изнасилованных и забеременевших женщин, по мнению Йор и Зангер, сделали аборт. Вот так, в результате нехитрых арифметических действий и притянутых за уши допущений, выведено число, от которого в самом деле может стать дурно – 2 миллиона.

При этом важно лишь с немецкой аккуратностью подсчитать число жертв, сам же факт массового изнасилования сомнению не подвергается. Поскольку тоже основан на весьма «достоверном» источнике. Таковым источником стала книга «Женщина в Берлине». Издателем выступил немец по фамилии Марек, скрывавший имя женщины — автора этой книги. Неизвестная рассказывала, что подверглась неоднократным изнасилованиям, и что ей даже пришлось завести постоянного любовника среди советских офицеров, который защитил ее от посягательств прочих «унтерменшей». В начале 2000-х книга была переиздана, и вновь без указания автора. Однако, журналист Йенц Биски провел расследование и сумел установить имя анонимной страдалицы. Ею оказалась Марта Хиллерс, особа с весьма неординарной биографией.

Марта была из тех, кого в Германии 30-х называли «бифштексами» — коричневая снаружи, но красная внутри. Сначала она была коммунисткой, ездила в СССР, получила рекомендацию в Имперский Союз немецких писателей от такого же пламенного коммуниста, делегата второго Конгресса Коминтерна Бартеля. Но с приходом к власти Гитлера она из «красной» стала «коричневой». Работала в нацистских изданиях, писала статьи в духе геббельсовской пропаганды, активно занималась воспитанием молодежи в соответствующем ключе. В общем, фрау Хиллерс была активно работающим «винтиком» пропагандистской машины Рейха. Не удивительно, что ее имя издатели предпочли скрыть.

Когда в Берлин вошли советские войска, Марта Хиллер вновь «перекрасилась» и некоторое время даже работала в немецких газетах, выходивших под контролем советских оккупационных властей. После она вышла замуж и переехала в Швейцарию.

Дневник «Женщина в Берлине», по общему мнению специалистов, поражает обилием ярких, почти кинематографических деталей, диалогов, острых зарисовок. Сложно представить себе, что его ведет несчастная, голодная женщина в промежутках между изнасилованиями.

Настораживает и еще одна деталь – никто и никогда не видел школьных тетрадок с записями от руки, которые были оригиналом дневника. Издатель, по его собственным словам, имел дело с перепечатанным на машинке текстом.

Кроме того, Йенцу Биски удалось найти женщину, которая была знакома с Мартой Хиллерс в 1945 году. По словам этой свидетельницы, Марта отнюдь не выглядела запуганной и истерзанной жертвой непрерывного насилия. Напротив, она была уверена в себе и спокойна. Имелся и интимный друг – отнюдь не советский офицер, а немец.

Все эти факты заставляют серьезно сомневаться в подлинности дневника «Женщина в Берлине».