ru.wikipedia.org
Что стало бы с миром, если бы Россия стала членом НАТО

В последние годы уровень напряжённости в отношениях между Россией и странами-участниками НАТО постоянно растёт. В этом смысле особенно примечательно, что в начале 2000-х поднимался вопрос не просто о сотрудничестве, а о полноценном вступлении Российской Федерации в альянс. Такую возможность обсуждали Владимир Путин и Билл Клинтон. Несмотря на положительное отношение к подобному союзу президента США, предложение Владимира Путина (а именно от него исходила инициатива присоединиться к Договору) так и не получило дальнейшего развития, в частности, из-за негативного отношения Великобритании к такому развитию событий.

Комментарий о возможных причинах такой реакции Лондона дал офицер Войск территориальной обороны Польши (ВТО) Александр Казак:

— Ещё в сороковых, в Фултоне Черчилль начал разговор о том, что нужен противовес СССР. В «Теории безопасности» есть концепция «равновесия сил и страха». Т.е., чтобы был баланс и не появилась гегемония. Присоединение к ядру последователей тех, против кого и был основан альянс… Для англичан это было похоже на бред.

Тем не менее, с точки зрения взгляда в прошлое, можно предположить, как развивались бы события в мире с 2000 по 2019 год, если бы Россия действительно стала членом организации Североатлантического договора.

Присоединение к альянсу значило бы не только возможность участия в военных операциях блока – подобное сотрудничество возможно и в рамках уже существующего договора «Партнёрство ради мира». Главным инструментом, позволившим бы России влиять на проведённые альянсом операции, было бы право вето.

Данное право прописано во внутренних документах блока, а также на официальных ресурсах. Например, на сайте официального СМИ альянса, NATO Review, прописано следующее: «Решения НАТО требуют консенсуса, и у каждого участника есть право вето».

На официальном сайте Эстонской ассоциации НАТО (EATA) говорится: «Все решения НАТО принимаются после дискуссий и консультаций членов организации. Решения, принятые единогласно, поддерживаются каждой страной, которая входит в состав организации. Решения, основанные на консенсусе, означают, что в НАТО нет голосования. Консенсус был принят как единственное основание для решений НАТО с основания Альянса в 1949 году. И остается таковым по сей день».

Совсем недавно право вето было применено двумя странами-членами НАТО – Венгрией, по вопросу созыва комиссии НАТО-Украина, и Турцией, по вопросу сотрудничества альянса с Австрией. Причём последний пример особо показателен в плане «универсальности» права вето в Североатлантическом альянсе – Австрия препятствовала вступлению Турции в Европейский союз, чем и было вызвано решение последней о применении вето.

На что могло бы повлиять наличие у России, как страны-участника НАТО, права вето?

Например, на операцию «Unified Protector» (Союзный защитник) в Ливии. В ходе операции авиацией НАТО было совершено порядка 22 тысяч вылетов, примерно 8 тысяч из них были ударными. В результате было поражено около 5 тысяч целей. По данным Министерства обороны России, в результате этих авианалётов погибли 718 и были ранены 4067 человек.

В случае, если бы Россией было применено право вето, под вопросом было бы само проведение операции. Её отмена, учитывая, что именно воздушные удары авиации альянса наносили режиму Ливийского правительства наибольший ущерб, могла бы привести к самым разным последствиям. Это могло повлиять на судьбу Муаммара Каддафи, на начало гражданской войны в Ливии, на глобальное перераспределение сил на североафриканской «арене», на реализацию проекта по обеспечению значительных африканских территорий пресной водой – вот лишь некоторые теоретически возможные последствия.

Членство России в НАТО могло бы напрямую повлиять на поставки вооружений, на размещение в Турции зенитно-ракетных комплексов MIM-104 «Patriot», на деятельность Международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF). С большой долей вероятности этот фактор сыграл бы немаловажную роль и в Южноосетинском конфликте.

Если отталкиваться от официальной версии Российской Федерации, согласно которой начало данному вооружённому столкновению положила агрессия Грузии, то, так как Российская Федерация является в таком случае атакованной стороной, на неё распространялись бы следующие принципы НАТО, зафиксированные в статье 5 Североатлантического договора:

«…Вооруженное нападение на одну или нескольких из Договаривающихся сторон в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом и… в случае если подобное вооруженное нападение будет иметь место, каждая из них, в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону… окажет помощь Договаривающейся стороне, подвергшейся или Договаривающимся сторонам, подвергшимся подобному нападению, путем немедленного осуществления такого индивидуального или совместного действия, которое сочтет необходимым, включая применение вооруженной силы с целью восстановления и последующего сохранения безопасности Североатлантического региона».

Даже несмотря на то, что военная помощь других стран-участников является лишь одной из опций, сам этот принцип «взаимопомощи» мог послужить буфером, предупреждающим обстоятельством. В итоге конфликт мог бы и не иметь места.

Но история не терпит сослагательных наклонений. Идея вступления России в Североатлантический альянс не была реализована, и тому было много причин. В настоящий же момент даже развитие уже налаженных отношений затруднено. Впрочем, вопрос возможности вступления России в НАТО когда-нибудь может быть поднят вновь.