Егоров и Кантария: судьба Героев, установивших Знамя Победы

Если мы говорим о самых известных людях, связанных с историей Великой Отечественной, то в первую очередь вспоминаем имена военачальников, политиков и конструкторов. Но в этом ряду, конечно, стоят и герои войны, на счету которых подвиги, совершенные с риском для жизни. И в их числе немало простых рядовых бойцов.

Но фамилии рядовых, особенно пехотинцев, не всегда могут назвать даже профессиональные историки. Александр Матросов, а кто ещё? Конечно, в наших городах много улиц названо именами рядовых героев, но таких, чтобы их слава гремела на всю страну, а тем более на весь мир, немного.

И среди них — сержант Михаил Алексеевич Егоров и младший сержант Мелитон Варламович Кантария.

Знамя Победы

Знамя Победы над Рейхстагом — тема, которая до сих пор вызывает множество дискуссий. Тут возникает вопрос и о том, кто первым поднял знамя, ведь знамен над зданиями Берлина водрузили много. Примечателен и тот факт, что знамя было установлено на куполе Рейхстага ещё до его взятия, не говоря уже о том, что по всему Берлину шли бои. Обсуждать эту тему можно бесконечно, но интересна она, по большому счёту, лишь историкам, изучающим детали штурма Берлина.

Официально же Знамя Победы было поднято разведчиками 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии, и их звали Егоров и Кантария. За что они оба получили звание Героев Советского Союза.

Из воспоминаний родственников известно, что Егоров и Кантария вернулись домой с войны лишь в 1947 году, а до этого ездили по стране, в первую очередь по воинским частям, и рассказывали о своем подвиге.

Но что удивительно, подробности фронтовых биографий двух наших героев совершенно неизвестны. Казалось бы, любой боец, а оба воевали с 1941 года, всегда может поведать о чем-то особенно запомнившемся во время его военной жизни. Хоть в одной-двух крупных операциях участвовал почти каждый солдат.

Но, как ни странно, биографии обоих знаменитых сержантов крайне скупы на события.

Что мы знаем о Мелитоне Кантарии

Информация о Кантарии, как говорится, мизерная.

Согласно наградным документам, в Красной Армии он служил с 1940 года. По данным из Советской энциклопедии, в боевых действиях принимал участие с декабря 1941 года. Но где и как проходила его служба, почти ничего неизвестно.

В Берлине он был в составе 150-й стрелковой дивизии, но так как сама дивизия была создана лишь в сентябре 1943 года, то проследить боевой путь Кантарии до этого момента крайне сложно. Мы знаем, что он был ранен в ходе операции «Суворов» при освобождении Смоленска. Но 150-й дивизии в Смоленске не было, она только формировалась.

Видимо, после госпиталя Кантария и попал в 756-й стрелковый полк. Скорее всего, он сражался за освобождение Прибалтики, воевал в Латвии и Литве. Затем Висла-Одерская и Восточно-Померанская наступательные операции и штурм Берлина.

В течение войны Мелитона начальство не отмечало, все его награды присуждены ему были после Победы. Так что и по наградным документам отследить его путь не удается.

По воспоминаниям его внука, дед не умел и не любил ничего рассказывать про войну. Вероятно, кто-то и сможет восстановить его биографию, но можно предположить, что никаких особо ярких фактов в ней не обнаружится.

Биография партизана Егорова

Биография другого знаменосца также везде излагается кратко и не очень конкретно.

Михаил Егоров воевал с 1941 года, но не на фронте. Он был партизаном. Тема же партизанского движения в Советском Союзе была закрытой. Однако из тех данных, что есть в официальных источниках, о Егорове можно почерпнуть достаточно много.

Как указано в биографии Егорова, напечатанной в газете «Аргументы и факты» в 2015 году, Егорову было 18 лет, когда началась Великая Отечественная. Но в армию его не взяли, так как призывной возраст тогда был 19 лет. После того как Смоленская область была оккупирована, Михаил присоединился к партизанам.

В день своего 19-летия Михаил Егоров официально был зачислен в партизанский отряд «13», которым командовал будущий Герой Советского Союза Сергей Гришин. Потом сражался в легендарном  «Отряде бати», был командиром взвода разведки в партизанском полку И. Садчикова. На его счету пять пущенных под откос вражеских эшелонов.

Эта информация нуждается в пояснении и уточнении. Во-первых, в 1941 году призывной возраст был действительно 19 лет, но сразу после начала войны под мобилизацию попали все 18-летние. В любом случае, на территориях, которые должны были достаться немцам, старались не оставлять мужское население от 18 до 55 лет, а чаще всего и шестнадцатилетних. Поэтому Егоров должен был быть мобилизован, и, видимо, был зачислен в один из формируемых партизанских отрядов. И было это задолго до его 19-летия.

Партизанский отряд Гришина на самом деле назывался 13-м партизанским полком особого назначения. Такие полки создавались специально для ведения разведывательно-диверсионной работы в тылу немцев. Их структура копировала структуру полков РККА, личный состав имел воинские звания РККА и обычно носил армейскую форму со знаками различия.

13-й полк был составлен из окруженцев разных частей, командовал им бывший танкист и будущий Герой Советского Союза Сергей Владимирович Гришин. Как именно к ним попал Егоров — неизвестно, подробности боевой работы и формирования подобных частей до сих пор не афишируются.

Зато известно, что в июле 1942 года Михаил Егоров был переведён в Смоленский партизанский полк особого назначения. Уже на должность командира взвода разведки. В списках штаба и спецподразделений полка его фамилия указана под номером 9. Командовал полком майор Иван Федорович Садчиков. Действовал полк в районе Смоленска, Орши, Борисова.

Позже полк был переброшен под Витебск, в Ушачско-Лепельскую партизанскую зону. Причём туда он попал не по немецким тылам, а через линию фронта.

Полк, как и другие соединения зоны, был практически полностью разгромлен в Полоцко-Лепельской битве, известной так же как немецкая операция «Праздник весны» (Fruhlingsfest).

В книге Сергея Райкова «Взгляд сквозь время. Полоцк-Лепель, 1944-й, май», посвященной этой операции, есть упоминание о том, что во время прорыва из окружения в числе других отличился разведчик Михаил Егоров. Причем было это 5 мая, в день, когда ему исполнилось 22 года.

Остатки полка в июле 1944 года были выведены в тыл, а в декабре сержанта Михаила Егорова направили в 150-ю стрелковую дивизию, которая как раз пополнялась после тяжёлых боёв в Прибалтике.

Даже из этой краткой информации видно, что Егорову было о чём рассказать. Тем более что на его счету были даже пущенные под откос эшелоны, что для разведчика несколько странно. Всё-таки у разведчиков работа была иная, и диверсиями занимались совсем другие подразделения.

А закончил свой боевой путь разведчик-партизан Егоров в Берлине, где и водрузил над куполом Рейхстага Знамя Победы, за четыре дня до своего 23-летия.