Гибель 2-й ударной армии: последнее сражение генерала Власова перед немецким пленом

2-я ударная армия в числе других армий Волховского фронта, пытаясь разорвать сжимающееся кольцо вокруг Ленинграда, сама оказалась в окружении. В конце июня 1942 года генерал Власов с остатками войск предпринял последнюю попытку вырваться из котла.

Спасти Ленинград

В июле-сентябре 1941 года гитлеровские войска силами 11 дивизий Группы армий «Север» осаждали Ленинград, но потеряв надежду овладеть городом, перешли к тактике блокады. Для этого четыре немецкие дивизии устремились на север к реке Свирь, чтобы соединиться с финской армией и замкнуть второе блокадное кольцо восточнее Ладожского озера, что имело бы катастрофические последствия для Ленинградского фронта и для самого города.

В этой ситуации Ставка Верховного Главнокомандующего, несмотря на тяжелое положение под Москвой, сумела усилить резервами 4-ю, 52-ю и 54-ю армии, державшие оборону под Тихвином, что в итоге позволило им отбросить германские части за Волхов. Во время контрнаступления РККА на одном из участков удалось на несколько десятков километров вклиниться в оборону противника – в этот коридор в впоследствии и двинется 2-я ударная армия, что предопределит ее судьбу.

17 декабря 1941 года внутри Ленинградского фронта был образован Волховский фронт, командование которым было доверено генералу армии Кириллу Мерецкову. В состав нового фронта вошли четыре армии: 4-я, 52-я, 59-я и 26-я, которую 25 декабря 1941 года переименовали во 2-ю Ударную. В задачи этих частей входил  прорыв обороны вермахта, взятие Новгорода и Любани, и дальнейшее развитие наступления с целью выхода к Финскому заливу.

По данным историков, численность личного состава Волховского фронта почти в 1,5 раза превосходила численность противостоящих ему немецких частей, однако в остальном перевес был не на стороне красноармейцев: ограниченное количество фронтовой авиации и бронетехники, четверть от необходимого количества боекомплектов, нехватка прицелов для орудий, телефонных кабелей и радиостанций. Несмотря на то, что дата прорыва была отложена на 7 января 1942 года, Волховский фронт не был в полной мере готов к широкомасштабной операции.

Проблемы начались почти сразу же после наступления: форсировать Волхов удалось лишь двум батальонам, остальные, натолкнувшись на плотный огонь противника, вынуждены были отступить. В провале операции обвинили командующего 2-й Ударной армией генерал-лейтенанта Григория Соколова, на смену ему был поставлен генерал-лейтенант Николай Клыков, до этого возглавлявший 52-ю армию.

Плоды рокировки пожинали уже 13 января. 2-я ударная армия, единственная из четырех армий, неся существенные потери, все же переправилась через Волхов и овладела плацдармом на противоположном берегу. Уже 17 января Клыкову удалось прорвать эшелонированную оборону вермахта у деревни Мясной бор и выйти на подступы к городу Любань. Навстречу к ней, пробиваясь через Синявинские болота, спешила 54-я армия Ленинградского фронта. В случае соединения частей открывались неплохие перспективы по деблокаде Ленинграда.

В германских тисках

Развивая свое наступление в северо-западном направлении, 2-я Ударная армия продвинулась на 75 километров и вплотную приблизилась к Любани. Однако в дальнейшем ей пришлось остановиться вследствие того, что подкрепление от других армий Волховского фронта вовремя не подоспело. Вплоть до весны она предпринимала отчаянные, но безуспешные попытки взять Любань. А в начале марта противник спешно снял из-под Ленинграда и направил против 2-й армии до четырех пехотных дивизий, которые готовили контрнаступление.

В апреле 1942 года для руководства действиями войск ударной группировки в составе 2-й Ударной армии, а также отдельных соединений 52-й и 59-й армий на место выбывшего по состоянию здоровья Клыкова Ставка назначает генерал-лейтенанта Андрея Власова. К этому моменту подчиненные ему войска оказались зажаты с двух сторон немецкими дивизиями. 30 апреля прекратила свое движение 54-армия, и, так же как и 2-я армия, перешла к глухой обороне.

К маю положение 2-й армии стало почти критическим, Власову так и не удалось сколь-нибудь существенно улучшить положение. Верховное командование предписало 2-й Ударной армии немедленно отступить по еще свободному коридору для последующего выхода из окружения. Однако сделать это было крайне непросто. Из личного состава вверенных Власову войск в строю оставалось не более 40%, армия все меньше походила на боевую единицу, не хватало боеприпасов, медикаментов, продовольствия, серьезно износилось обмундирование солдат.

Ситуацию усугубляла весенняя распутица, превратившая почву в непроходимое болото, в котором вязли не только гужевая и колесная техника, но и сапоги. Использование авиации для эвакуации остатков 2-й армии исключалось, так как ледовые аэродромы растаяли, а устроить грунтовые взлетно-посадочные полосы не позволяла топкая местность. Задача по переносу грузов и раненых легла на солдатские плечи.

На отдельных участках бойцам 2-й армии удавалось одерживать локальные победы, захватывать бронетехнику противника, но в корне это ситуации не меняло. В районе деревни Мясной бор над красноармейцами нависла реальная угроза окружения. 14 мая 1942 года Ставка, согласно директиве No 170379, во избежание полного окружения приняла решение о полной эвакуации 2-й Ударной армии за пределы Любанского выступа для удержания ранее занятого плацдарма на реке Волхов.

Выхода нет

Эвакуация сильно задерживалась. Движение тормозили не только раскисшие дороги, но и нехватка горючего для имевшегося автотранспорта. Власов докладывал Военному совету Волховского фронта: ожесточенные бои сильно измотали личный состав, число потерь с каждым днем только увеличивается особенно из-за действий артиллерии и авиации противника. Материальные и людские резервы истощились. Любые попытки пробить брешь в кольце окружения успехом не увенчались.

Германская разведка получила сведения о реальном положении дел во 2-й армии и командование группы армий «Север» приняло решение использовать благоприятный момент для того, чтобы встречными ударами рассечь участок, где скопились советские войска, затем расчленить и уничтожить их остатки внутри Любанского выступа. Немецкое наступление на части 2-й Ударной армии (численность попавших в окружение бойцов составляла около 18-20 тысяч человек) началось 22 мая 1941 года.

Неимоверными усилиями нашим войскам удалось к 19 июня пробить небольшой коридор у деревни Мясной бор. Его ширина не превышала 400 метров, но это была последняя возможность пробиться к своим хотя бы небольшой части войск. Сначала под перекрестным обстрелом осуществлялась эвакуация раненых, а в ночь с 24 на 25 июня Власов наметил решающий прорыв всеми оставшимися силами.

Чтобы выйти к Мясному бору предстояло преодолеть речку Полисть, которая простреливалась со всех сторон. Другого выхода не было. Бойцы прекрасно понимали, что для многих этот прорыв будет последним. «Никакими словами нельзя выразить, что там творилось», – сообщали ветераны. К утру, по свидетельству очевидцев, река Полисть от берега до берега была завалена трупами наших солдат. Недаром эту местность прозвали «долиной смерти».

Пробиться к своим смогли лишь отдельные группы красноармейцев, например, саперы во главе с полковником Мельниковым. Многие попали в плен, но подавляющая часть солдат и офицеров навеки осталась в болотах под Мясным бором. К 28 июня 2-я Ударная армия фактически прекратила свое существование, хотя по сводкам Совинформбюро мелкие группы бойцов и командиров просачивались из окружения до середины июля.

Среди выживших был и Андрей Власов. Ранее у него была возможность покинуть котел, когда командование предложило ему эвакуацию самолетом, однако генерал отказался бросить вверенные ему части. В течение трех последующих недель Власов с небольшим отрядом бродил по лесу в поисках командного пункта, где должны были собраться все выжившие. 11 июля генерал вместе с поваром Вороновой в поисках продовольствия зашел в деревню староверов Туховежи, где был пойман местным старостой и отдан в руки командования 18-й армии вермахта. Дальнейшая судьба генерала Власова известна.