Как Красная Армия воевала на американских танках в Курской битве

Американские средние танки М3 «Генерал Грант» (их ещё называли «Генерал Ли»), поступавшие в Красную Армию с 1942 года и обозначавшиеся как М-3с, у наших солдат особой популярностью не пользовались. Однако наличие мощной пушки при нехватке отечественных машин этого класса, всё-таки давало возможность «Грантам» себя проявить. Впрочем, поступило их на вооружение РККА не так уж и много, всего около тысячи.

На смену «Грантам» пришёл намного более совершенный М4 «Генерал Шерман», в РККА получивший обозначение М-4с. Первые раз с красными звездами на броне эти танки пошли в бой на Кубани весной 1943 года. Но использование их было далеко не массовым, советские танкисты ещё только обучались воевать на этих машинах.

Курская битва была первой крупной операцией, где «Шерманам» предстояло  показать себя, а вот для «Грантов» это уже было завершение карьеры. Тем не менее на Курской Дуге именно «Гранты» составляли большинство американских средних танков Красной Армии.

«Гранты» против «Пантер»

Танками М-3с на Курской Дуге было укомплектовано несколько частей.

На северном фасе было два полка. В 45-м имелось 30 «Грантов» (и ещё 8 «Стюартов»), в 193-м было целых 55 М-3с, и ещё три самоходки СУ-76.

Полки входили в 48-ю армию, и таким образом оказались в стороне от немецкого наступления.

На южном фасе также было два полка. В 245-м было 26 «Грантов» и 12 «Стюартов», а в 230-м — только 6 «Грантов» и целых 36 «Стюартов». Оба полка входили в состав 6-й гвардейской армии генерала Чистякова и оказались на самом острие немецкого удара. В бой им пришлось вступить в первый же день сражения.

230-й полк оказался на пути наступления 2-го танкового корпуса СС. Часть танков была закопана в землю и превращена в неподвижные огневые точки. Пытаясь остановить наступление и спасти свою пехоту от окружения, танкисты атаковали, но попали под удар дивизии СС «Райх». В донесении этой дивизии за 5 июля упоминается об атаке советских танков. Сказано, что атака была отбита и 7 советских танков уничтожено. В советских источниках, напротив, упоминается об этой атаке как об успешной, в которой было подбито несколько немецких машин. Но в этом бою у «Грантов» не было шансов даже приблизиться на расстояние выстрела. Большинство немецких танков к тому времени имели возможность расстреливать М-3с с предельной дистанции. Советским машинам пришлось столкнуться со штурмовыми орудиям взвода, который возглавлял известный танковый ас вермахта Михаэль Виттман. Выходит, что именно атака «Грантов» 230-го полка был первым танковым боем в Курской битве.

Что касается 245-го полка, то его «Гранты» оказались первыми танками, с которыми вступили в бой немецкие «Пантеры».

Наступление «Пантер», приданных дивизии «Великая Германия», в первые же часы остановилось у широкого оврага перед линией советской обороны. Пока немцы пытались преодолеть преграду (несколько танков просто утонуло в грязи), советские войска перешли в атаку. Основой ударной силой был самоходно-артиллерийский полк и «Гранты» 245-го полка.

По советским донесениям наши танкисты уничтожили 28 немецких танков, включая один «Тигр». Потеряв при этом 17 своих машин.

В своих воспоминаниях командир бригады «Пантер» полковник Деккер пишет об атаке 8 советских танков «Генерал Ли», которые были тут же уничтожены, причём один им лично (точнее его танком).

Хотя иногда упоминается, что все танки обоих полков были уничтожены в первых же боях — это не так. «Гранты» 230-го полка принимали участие ещё и в контрнаступлении советских войск, последний М-3с был потерян в 20-х числах июля.

Конечно, эти танки уже безнадежно устарели к тому времени и едва ли могли претендовать на какой-то успех. Но свой след в истории танковых битв они всё-таки  оставили.

«Шерманы» против «Тигров»

Американскими танками М-4с в Курской битве был вооружен лишь один полк, 229-й отдельный. Находился он на северном фасе Курской Дуги и входил в состав 48-й армии. Было в полку на 1-е июля согласно «Сводке управления МБТ и МВ Центрального фронта» 37 «Шерманов», но по сводке 5-го июля их стало уже 38. К 11-му июля, когда полк вступил в бой, все танки были отремонтированы и их число достигло 39. В отличие от других отдельных полков, имевших смешанный состав, 229-й вооружен был только средними танками, что делало его намного сильнее.

После начала немецкого наступления, 9-го июля полк был передан в 13-ю армию, и переброшен в район Малоархангельска, в самую гущу боевых действий.

11-го июля полк вступил в бой, но не особенно успешно. Атака не удалась, поставленные задачи не были выполнены, населенный пункт не занят. Мало того, ещё и удержать свои позиции не получилось. Проблемы (по мнению командования) были в несогласованности действий танкистов с пехотой, да и сами роты полка действовали разобщенно.

За два дня упорных боев выбыло из строя 19 машин, из которых 8 сгорело на поле боя. Сам полк заявил об уничтожении 6 немецких танков и САУ.

Так как к тому времени немецкое наступление уже выдохлось, то в дальнейшем полк принимал участие уже в нашем контрнаступлении.

Тыловые службы работали успешно, подбитые танки эвакуировали с поля боя и довольно быстро восстанавливали. Поэтому 15-го июля, имея в строю 22 «Шермана», полк принял участие в наступлении. Действовали более успешно, но и потери были велики.

К 18 июля пехота понесла слишком большие потери и выдохлась. Танкисты потеряли 31 машину, из которых 14 сгорело. Удивляться несовпадению не стоит: ремонтники вводили в строй подбитые танки прямо в ходе боёв. Их работу не забыли, многие получили награды. И медали «За боевые заслуги» были вполне уместны. Эвакуировать, а порой и чинить машины приходилось иногда прямо на поле боя, под огнём противника.

Хотя в полку оставалось лишь 8 исправных танков, его снова бросили в бой уже на другом участке. Новая атака стоила ещё 4-х потерянных машин. После чего полк был расформирован, но история «Шерманов» в Курской битве на этом не закончилась. Их передали в 237-й танковый полк, где они воевали уже вместе с советскими Т-34 и Т-70.

27-го июля полк потерял последний М-4с. Интересно, что в этих боях с немецкой стороны принимал участие 505-й батальон «Тигров» и при этом понёс большие потери: за восемь дней число машин сократилось с 19 до 3. Предположительно один подбитый «Тигр» пришелся как раз на последний уцелевший «Шерман». Таким образом, это был первый «Тигр», подбитый американским танком.

Использование же танков М-4с в боевой обстановке было высоко оценено. Подчеркивалась их высокая живучесть и ремонтопригодность, мощная пушка и толстая броня. В отличие от всех других танков Ленд-лиза, «Шерманы» оказались нисколько не хуже «тридцатьчетвёрок». И неслучайно они после этого воевали в Красной Армии до последнего дня войны.