Как вьетнамцы относились с советским солдатам

В известном американском боевике главный герой Джон Рэмбо в одиночку расправляется не только с плохо вооруженными вьетконговскими солдатами, но и отправляет на тот свет элитных бойцов советского спецназа. Ни для кого не секрет, что СССР не только присутствовал во Вьетнаме, но и активно помогал правительству Хо Ши Мина. Разумеется, советский спецназ во вьетнамских джунглях — это сугубо художественный элемент для повышения кассовых сборов. На самом деле советское присутствие во Вьетнаме долгое время оставалось незаметным, ведь прибывшим в дружественную страну военным специалистам (а за время войны там побывало более 6 тысяч человек) запрещалось носить военную форму и открыто контактировать с местным населением, а все их достижения официально приписывались силам обороны Вьетнама.

Дипломатические тонкости

В 1965 году, когда в войну между Северным и Южным Вьетнамом открыто вступили США, стало ясно, что без активной помощи извне правительство Хо Ши Мина долго не продержится. Основными союзниками Ханоя были Китай и СССР, две социалистические державы, в той или иной степени заинтересованные в «красном» Индокитае. Ведь даже американцы начали активную помощь Сайгону только потому, что опасались эффекта домино: победа коммунистов во Вьетнаме сразу бы привела к установлению таких режимов в соседнем Тайланде, Лаосе и других странах. Однако с выбором союзников были свои трудности.

Конечно, северный сосед Китай был географически значительно ближе СССР. Играла свою роль и многовековая культурная связь между двумя странами. Однако дело в том, что одним из эпизодов общей истории была почти тысячелетняя вассальная зависимость Вьетнама от Китая, которая хоть и завершилась в X веке, но крепко засела в народной памяти. Многие понимали, что, если официально запросить помощь, китайские войска так просто не уйдут из Вьетнама даже после победы. К тому же, Китай мог помочь исключительно живой силой поскольку на тот период сам не обладал техникой, способной дать отпор американской авиации. Отчаянных солдат у Хо Ши Мина хватало в избытке, однако США планировали вести войну преимущественно с воздуха, для чего требовались новейшие системы ПВО. Перед дипломатами стояла сверхсложная задача: добиться помощи СССР, но при этом сохранить статус Китая как «друга №1».

После долгих переговоров Вьетнаму все-таки удалось убедить Брежнева направить в страну не только военных советников, но и зенитно-ракетные части. А поскольку вьетнамские военные были просто не готовы к работе с такой сложной техникой, вслед за ней поехал и личный состав. Причин такой сговорчивости Леонида Ильича было несколько. Имел свой вес вялотекущий конфликт СССР с Китаем: отдавать Поднебесной статус единственного защитника вьетнамского народа против агрессоров в Москве очень не хотели. Но помимо идеологических, были и вполне материальные причины: Вьетнам давал советскому ВПК добро на изучение трофейной американской техники. С этой целью была сформирована специальная «трофейная» группа, в задачи которой входил выезд к местам падения самолетов и «реквизиция» необходимых компонентов.

Руки прочь от Вьетнама!

Как уже упоминалось выше, через Вьетнам прошло более 6 тысяч советских офицеров. При этом по официальным данным, несмотря на страшные бомбардировки, погибло только 13 человек. Однако не одни лишь вражеские бомбы угрожали советским специалистам. Вьетнам славился не только высокими температурами при стопроцентной влажности, но и обилием ядовитых насекомых, а также низким уровнем гигиены населения. Советские специалисты, приехавшие из страны, где большую часть года — зима, попадали в ужасные бытовые условия. Помыться иногда не удавалось неделями, мечтой многих был стакан холодной воды, а нести службу было возможно только в одних трусах. Полковник в отставке Рудольф Иванов вспоминает, что термометр в кабине, рассчитанный на 65 градусов, всегда зашкаливал. Еще он рассказывает о том, как однажды, выйдя на улицу, схватил воспаление легких из-за резкого перепада температуры (с 60 до 30 градусов).

Помимо климатических трудностей были и трудности культурные. Конечно, вьетнамцы высоко ценили советских военспецов, а во время бомбардировок могли пожертвовать жизнью ради их спасения. Но определенная напряженность в отношениях очень остро чувствовалась. Советским офицерам запрещалось устанавливать контакты с местным населением, делать фотографии, передвигаться без особых разрешений. Многие подозревали наличие подслушивающих устройств и прочих атрибутов слежки.

Даже заранее установленные договоренности по поводу трофеев далеко не всегда соблюдались. Так, из справки о работе «трофейных» групп, составленной 14 марта 1967 года в советском посольстве, вполне однозначно следует, что вьетнамские официальные органы всячески мешали сбору трофейной техники. Вьетнамцы под разными предлогами скрывали места падения самолетов, а если это не удавалось, то всячески откладывали поездку. Когда же советские специалисты всеми правдами и неправдами добирались до места падения, то обнаруживали, что все ценное оборудование с них уже было снято (как позднее выяснилось, китайцами).

Выход из затруднительного положения вскоре был найден. Несмотря на настороженное, а порой и откровенно враждебное отношение официальных властей, удавалось неплохо договариваться с властями местными. На местах люди прекрасно понимали, какую роль играли советские ЗРК в обороне страны и сохранении жизней мирного населения. Поэтому они охотно указывали места падения самолетов, помогали советским специалистам с конспирацией, «недостаточно» рьяно досматривали, не обращая внимания на откровенно выпирающие из-под одежды собранные детали.

Как потом выяснилось, приоритет при сборе трофеев был тогда действительно отдан китайцам, ведь на кону стояли поставки продовольствия в голодающий Вьетнам. Ссориться с главным стратегическим союзником, обладающим многомиллионной армией, правительство Вьетнама просто не могло себе позволить. Однако, несмотря на бюрократические препоны, советские специалисты смогли вывезти из страны сотни образцов военной техники и вооружения США, причем половину удалось доставить в СССР в обход официального Ханоя.