25/01/19
Николай Постников
Как вор в законе входит в «хату»

Правильное поведение при заходе в камеру (на воровском жаргоне – «хату») – это первое подтверждение того, что осужденный знаком с понятийными особенностями кодекса профессиональных воров и уважает их.

Первые шаги авторитета

Как правило, о «заезде» вора в законе в то или иноке МЛС становится известно задолго до его появления в камере. Как говорил бывший нацбол Роман Попков (НБП – запрещенная на территории РФ организация), отсидевший в начале нулевых в местах лишения свободы 4 года, в тюремных камерах хорошо налажена система оповещения посредством так называемых «дорог» (особой почты – по нитяным канатам («коням») через окна камер), «малявы» с важной информацией передаются на этапе и другими способами.

Вор, как и любой осужденный, впервые зашедший в камеру, должен вербально поприветствовать население «хаты». Приветствие максимально нейтральное. Известный историк и исследователь тюремной жизни Виталий Лозовский говорит, что в подобных случаях достаточно обычного «здравствуйте» – для представителей всех мастей заключенных. Вор в законе никогда не станет здороваться за руку с новыми знакомыми (правило, по словам всех экспертов, имеющих опыт пребывания в МЛС, которое должно соблюдаться представителями каждой из категорий заключенных). Это объясняется тем, что человеку не известен иерархический статус претендента на рукопожатие: если «законник» прикоснется к осужденному, низвергнутому по тюремной масти на социальное «дно», он автоматически становится ему равным.

Прибывший в камеру воровской авторитет занимает самое престижное спальное место – подальше от двери, ближе к окну, ему в принципе создаются максимально комфортные условия пребывания в «хате», которые только возможны в подобном случае.

… и блатных, а также других

Виталий Лозовский пишет, что в тюрьме не так уж и много основных иерархических групп заключенных – блатные, «мужики», «козлы» (те, кто работает на тюремную администрацию) и представители низшей касты осужденных – получившие сроки за преступления против половой неприкосновенности, низвергнутые до этого статуса в МЛС за «косяки» (украл у своих, сказал лишнее т.д.).
Одно из главных правил при заходе в камеру для новичка, как блатного, так и представителя другой масти, – это предельно четко обозначить свой тюремный статус, когда о таковом поинтересуются («спрашивать» в неволе нельзя – это будет означать, что человек хочет в чем-то уличить, упрекнуть собеседника). Роман Попков, рассказывая о быте современной тюрьмы, говорит, что прежде статусность заключенного можно было определить по многочисленным татуировкам (по воровским понятиям, каждая из них имеет самостоятельную смысловую нагрузку) – тело такого осужденного, неоднократно «заезжавшего» в МЛС, представляло собой своеобразный паспорт – знаток мог «прочесть» по нему, сколько раз человек сидел и за что, кто он «по жизни». В современной тюрьме, по словам Попкова, такого значения воровским татуировкам уже не придают.

Более того, добавляет Попков, низшую, самую презираемую, касту заключенных в МЛС сейчас предпочитают содержать в отдельных камерах, поэтому среди новичков, заходящих в камеры к «бродягам» и «мужикам», представителей этой масти нет.

Испытания для первоходов

Осужденный со стажем Заур Зугумов в своей автобиографической книге «Бродяга» пишет, что труднее всего дается первый опыт общения с сокамерниками первоходам – тем, кто раньше никогда в МЛС не попадал. Нередко новички должны были пройти «испытание полотенцем» – перед ними стелилось полотенце, и если зашедший в камеру его поднимал, то это означало, что новичок уже не поднимется по воровской иерархической лестнице (по понятиям, о полотенце полагалось вытереть ноги).
И Виталий Лозовский, и Роман Попков подтверждают, что если первоход попросит разъяснить ему правила поведения в камере, то «старшие товарищи» это охотно сделают. Издеваться над новым сидельцем нельзя, по понятиям, это беспредел. Ему укажут спальное место, расскажут об основных тюремных законах. Новичок должен накрепко уяснить: врать своим сокамерникам по поводу своего статуса категорически нельзя – опытные заключенные хорошие психологи, и обман почувствуют сразу. Надо быть осторожным как на словах, так и в действиях – даже за одно неосторожное слово в МЛС могут строго спросить.