Какие письма писали красноармейцы для немцев на снарядах

Во время Великой Отечественной войны широкое распространение получили надписи на боевых снарядах и технике. В 1941 году противнику адресовали угрозы и предупреждения «Бей фашистскую гадину!» и «Победа будет за нами!», а в 1945 году заявляли о своих великих планах: «Вперед на Запад!» и «На Берлин!». Однако помимо таких формальных обращений красноармейцы могли наносить на оружие небольшие стихи, передавать личные послания и даже шутить.

Наследие Первой мировой

Традиция оставлять врагу «письма» на снарядах зародилась еще в 1914 – 1918 годах. Надписи должны были поддерживать боевой дух солдат, вдохновлять их на подвиги и показывать противникам решительное настроение армии. Правда, в годы Первой мировой войны бомбы отличались скромными размерами, поэтому различными словами нередко расписывали всю площадь снаряда – сказать врагу хотелось многое и сразу. С началом Второй мировой эта проблема исчезла, и теперь на «красноречивые» бомбы для противника не скупились. Можно было даже писать по одной букве на каждом снаряде, однако большинство красноармейцев придерживались универсального правила «одна надпись – одна бомба». Для того, чтобы наносить послания на снаряды, танковую броню или фюзеляж самолета, особого разрешения не требовалось. Достаточно было сообщить о своем намерении политработнику и согласовать с ним содержание. Практиковали подобное и советские моряки. Сателлиту Германии, Японии, оставляли на торпедах надпись «Смерть самураям!». Надписи на оружии делали не только военные – занимались этим и трудящиеся на заводах в тылу. Обычно честь собственноручно оформить «письмо» врагу доверяли передовикам производства.

Кроме коротких фраз иногда составляли целые агитационные куплеты. Например, одним из самых известных образцов агитации на бронетехнике был танк КВ-1, построенный в мае 1942 года на личные средства художников Куприянова, Крылова и Соколова, известных под творческим псевдонимом «Кукрыниксы». На танковой броне они нарисовали плакат – Гитлер, разорванный на части пушечным огнем. Рядом написали стихотворение: «Штурмовой огонь веди, наш тяжелый танк, в тыл фашисту заходи, бей его во фланг!». Легендарный танк вышел из строя в феврале 1943 года. В боях он подбил 27 вражеских машин, уничтожил 9 минометов, 10 орудий, 17 пулеметов и около 30 единиц автотранспорта.

Личные счеты бойцов Красной Армии

Послания на снарядах носили главным образом пропагандистский характер и на самом деле были обращены скорее не к противнику, а к солдатам своей армии. С помощью лаконичной, емкой и хлесткой фразы можно было вселить в товарищей уверенность в собственных силах и скорой победе. Размещенные в нужное время и в нужном месте слова положительно сказывались на настроениях в армии и в тылу, мотивировали на новые свершения и боевые подвиги во имя родины. Фотографии с наиболее оригинальными посланиями часто публиковались в газетах и журналах. Страны-союзницы, казалось, даже соревновались в остроумии. Советские солдаты на бомбах писали «Новогодний подарок Гитлеру», а бойцы англо-американских войск таким же способом «поздравляли» фюрера с Пасхой и расписывали снаряды под пасхальные яйца.

Тем не менее для многих надписи на бомбах и бронетехнике символизировали трагические и личные истории. Вспоминали подобным образом и встретивших смерть боевых товарищей. Встречались такие личные обращения и на торпедах. Сохранилась фотография, на которой старшина А.В. Раков готовит к установке на самолет торпеду с надписью «За Киселева» — в память о командире 3-й эскадрильи капитане В.Н. Киселеве. В апреле 1943 года он погиб, атакуя немецкий конвой. На танках и самолетах можно было встретить девизы, посвященные погибшим, тяжелораненым или пропавшим без вести родственникам. Красноармейцы наносили надписи «За отца и мать», «За сестру», а также упоминания имен и фамилий друзей и любимых девушек.