Георгий Жуков: как его прозвали в советских войсках

Четырежды герой Советского Союза Георгий Константинович Жуков вошел в историю под благозвучным прозвищем «Маршал Победы». Согласно официальной версии, оно возникло стихийно, «в народе», и прочно закрепилось за самым известным полководцем Великой Отечественной войны. Однако некоторые современники называли маршала Жукова иначе.

Мясник

Ряд источников упоминает нелицеприятное прозвище прославленного военачальника – «мясник». Так Жукова называет, например, писатель Виктор Астафьев, с 1943 года служивший на фронте шофером и связистом в гаубичной артиллерии и получивший серьезное ранение в конце войны. Астафьев также называл Жукова «браконьером русского народа» и человеком, который вместе со Сталиным «сжег в огне войны Россию». Писатель-баталист Александр Щербаков-Ижевский в своей книге под названием «Маршал Победы Жуков – Каин?» утверждает, что подобное мнение о полководце встречалось не только у простых красноармейцев, но и среди представителей высшего командования. Так, пишет Щербаков-Ижевский, «негодяем и ни на что не способным солдафоном» окрестил Жукова маршал Конев.

Неизвестно, как на подобное прозвище реагировал сам Георгий Жуков, однако в своих мемуарах «Воспоминания и размышления» он иногда обходил стороной потери со стороны Красной Армии в кровопролитных боях. К примеру, мемуары не содержат карты Ржевско-Сычевской операции (она длилась с июля по октябрь 1942 года), и о павших в бою советских солдатах автор пишет без особой конкретики, хотя о противнике указывает следующее: «Немцы понесли у Сычевки большие потери». Между тем в ходе операции советских воинов погибло в несколько раз больше, чем солдат вермахта.

Разумеется, с прозвищем «мясник» в отношении Жукова были согласны не все. Уже после войны гвардии капитан Н.Р. Нелипа, поздравляя маршала с Днем рождения, вспоминал события битвы Московской битвы, которую сам Георгий Константинович называл главным сражением в своей жизни. «Я, офицер запаса, гвардии капитан медслужбы, в суровые дни битвы под Москвой работал в одном мехкорпусе, и мне случалось наблюдать Вашу самоотверженную, бессонную по ночам работу. Тогда я удивлялся, насколько организм человека мог выносить такое нечеловеческое напряжение, и все же Вы всегда были свежи и бодры», – писал Нелипа юбиляру. Критики Жукова-«мясника» порой приписывают ему якобы сказанную во время войны фразу: «Солдат не жалеть, бабы еще нарожают», однако подтверждений тому, что ее произнес именно он, нет. Существует точка зрения, что эта цитата и вовсе могла принадлежать Клименту Ворошилову или Семёну Буденному.

Товарищ Юрьев

В годы Великой Отечественной войны у советских военачальников были не только неофициальные прозвища, но и псевдонимы, необходимые для сохранения секретности. Георгий Жуков сменил по меньшей мере три псевдонима, и во время войны успел побывать Константиновым, Жаровым и Юрьевым.

В августе 1943 года Жуков разработал план операции «Румянцев», результатом которой должно стать освобождение Харькова. В Ставке этот план утвердили 6 августа 1943 года, но в документе фамилия «Жуков» отсутствует, и вместо нее значится «Юрьев». Это произошло из-за того, что настоящие имена военачальников легендировались с целью не допустить утечек информации. Эти данные Минобороны Российской Федерации рассекретило в 2018 году – к 75-летнему юбилею победы в Курской битве.

Маршал Победы

Во время войны «Маршалом Победы» Георгия Жукова никто не называл. Это прозвище появилось позднее, когда возник соответствующий повод. Во-первых, Жуков первым получил звание маршала СССР и удостоился ордена «Победа» даже раньше Сталина. Во-вторых, именно он руководил Берлинской операцией Красной Армии и со стороны Советского Союза подписал Акт о капитуляции Третьего Рейха 8 мая 1945 года в Карлсхорсте. Наконец, 24 июня 1945 года Георгий Жуков принимал парад Победы в Москве. В мемуарах Жуков рассказал о том, как о своем решении сообщил ему Сталин: «Я уже стар принимать парады. Принимайте вы, помоложе. Советую принимать парад на белом коне, которого вам покажет Буденный». Командование парадом было поручено равному Жукову по званию и воинской славе маршалу Советского Союза Константину Рокоссовскому.