Какие танки ленд-лиза больше всего нравились красноармейцам

Фактически масштабные поставки английских и американских танков по ленд-лизу (в переводе с английского «lend-lease», буквально, это – предоставление в аренду, сдача внаем) от Англии и США в СССР начались в конце 1941 года: «наш западные партнеры» до этого времени просто технически не могли производить достаточное количество танков для подобных поставок.

У отечественных историков двоякое мнение по поводу роли англо-американской танковой помощи в Великой Отечественной войне. Танкисты же по поводу боевых качеств ленд-лизовской бронетехники высказывались более определенно.

Пренебрежение и реальность

Историк Михаил Барятинский считал, что американцы, договаривавшиеся с СССР в начале Великой Отечественной по поводу поставок ленд-лизовской бронетехники, сделали все возможное для того, чтобы эта «европейская» военная техника произвела на союзников хорошее впечатление. Барятинский приводит в своей книге воспоминания «офицера-танкиста Г.С. Шишкина», лейтенанта Георгия Шишкина, о поступивших в его танковое подразделение «Валентайнах»: «... Ой, как внутренне хорош – мягкая кожа, везде написано «вход-выход-огонь»...». Но – «... Нет, воевать на таком танке с «вязкой» броней плохо, подо мной такой танк сгорел; садишься в него и уже боишься; никакого сравнения с Т-34».

Ветеран Великой Отечественной Александр Бурцев после окончания Саратовского танкового училища оценивал западные «Матильды», «Шерманы», «Валентайны» как «гробы»: «вязкая» броня удерживала осколки, однако сидевший отдельно механик-водитель при прямом попадании не имел шансов выбраться из машины.

Маршал Иван Якубовский столь же пренебрежительно относился к ленд-лизовским англо-американским танкам: маломаневренный и слабый по огневому оснащению, «тонкобронный» американский «Шерман» был в плане удобства экипажа комфортабелен, «Черчилль» – такой же, по всем параметрам. Но оба – с гусеницами, не «заточенными» для подъемов и спусков в условиях боевой обстановки.

Сколько их было?

Михаил Барятинский приводит данные: в СССР в рамках ленд-лиза было поставлено 12, 3 тысячи англо-американских танков и других единиц бронетехники. Статистика эта мнимая, условная, поскольку изобилует «историческими» погрешностями: в той же таблице, указанной в книге Барятинского, значатся почти 7 тысяч танков и Великобритании, и США из общего количества ленд-лизовских поставок, которые по разным причинам так и не прибыли в СССР.

Как применялись «ленд-лизовские» танки

Отечественный публицист Сергей Иванов в своей книге «Танки ленд-лиза в Красной Армии» приводит характеристики «американцев», данные советскими командирами. Они отмечали явные недостатки западной бронетехники, но не забывали и о ее положительных качествах.

Вот как в январе 1942 года оценивалась эффективность британского «Валентайна» (МкIII) в отчете 20-й танковой бригады (батальон броневых «британцев» – участник контрнаступления под Москвой): в целом эти английские танки и бронетранспортеры по проходимости в российских зимних условиях показали себя хорошо. Наши специалисты хвалили броню, неплохо оборудованные наблюдательные щели и секторы. Особое внимание уделялось спецподготовке личного состава танковых экипажей «Валентайнов» – отмечалось, что желающим освоить эту технику сделать это будет несложно. Вместе с тем, во всех отчетах в Великой Отечественной войне говорилось: технические особенности поставляемых в рамках ленд-лица танков и бронетранспортеров советские танкисты знали слабо.

Русские морозы снижали эффективность американской и британской бронетехники. Главные претензии к британскому крейсерскому танку Мк III («Валентайн») у танкистов РККА были таковы: его гусеницы плохо сцеплялись с грунтом; если один каток подвески был поврежден, танк обездвиживался; пушка осколочно-фугасными снарядами не снабжалась. Систему вооружения «Валентайна» ГКО СССР намеревался усилить 45-миллиметровой пушкой и пулеметом Дегтярева. В декабре 1941 года один танк перевооружили, переименовав его под ЗИС-95, но на этом все и закончилось.

«Валентайн» советские танкисты особенно не любили. Полковник Павел Шуренков, командир танковой бригады, в отчете докладывал: у Мк III броня слабая, и пушка не мощная – даже против средних танков противника никудышная. Шуренков в связи с этим настоятельно ходатайствовал перед своим командованием о том, чтобы пересадить танковые экипаж с «американцев» на наши Т-34 и Т-70, поскольку эффективность советской бронетехники в сравнении с западной была неоспорима.