Какие уголовники в царской России были самыми авторитетными

К XIX веку в России сформировалась организованная преступность с ее делением на криминальные специализации. И шниферы (или, как тогда их называли, шнифера) занимали в этой иерархии на тот момент самое почетное место.

Кто они такие

В первом опубликованном российском словаре отечественной фени и криминальных жаргонизмов (год издания 1908), автором которого выступал известный российский авантюрист Василий Трахтенберг, шнифер указан как «высший разряд «домушников», идущих лишь на крупные кражи, не останавливающихся ни перед совершением сложных взломов, ни перед совершением подкопов, чтобы проникнуть в избранное помещение».

Согласно словарю «Блатная музыка», составленному начальником научно-технического подотдела ОУР Центрального административного управления НКВД РСФСР Сергеем Потаповым и изданному в 1925 году для внутреннего пользования чекистами, термин «шнифер» имел несколько значений – это ночной вор; взломщик несгораемых касс; вор, совершающий кражу с проломом стен, с отмычкой.

Российский исследователь этимологии блатной фени, Павел Корявцев, полагал, что термин «шнифер» происходит от «снифер» (иврит), что значит «выламывающий», «открывающий», и вообще, значительное количество слов дореволюционной «блатной музыки» – производные от обозначений предметов, частей тела и т.д. на идиш или иврите – как к примеру, «шнобель» — нос (от «шнобл» – на идиш означает «клюв») или «шмотки» (на идише «шмоткес» – тряпье).

Есть версия, что Трахтенберг при подготовке своего знаменитого сборника воровских жаргонизмов пользовался «Инструкцией полицейским урядникам» (1894 год), где Департамент МВД Российской империи отмечал необычайное явление – российский уголовный мир начал широко использовать «еврейскую «блатную музыку». То есть, сам термин «блатная музыка», как и «шнифера», «кодла» (на иврите слово звучит фонетически схоже и означает «подобно нищим») и другие словоформы фени в ведомственных циркулярах царской полиции появились задолго до выхода словаря Трахтенберга.

Известные шнифера «старой школы»

В сборнике Валерии Пименовой «Уголовный розыск. Петроград – Ленинград – Петербург», очерки которого основаны на архивных данных МВД РФ, есть глава «Охота за «шниферами», где рассказывается как чекистам удалось в первой половине 20-х годов обезвредить банду питерских взломщиков сейфов, громивших государственные и частные заведения. Лидером шайки выступал Жоржик Черненький (Георгий Александров) Главным «вскрывателем» в банде был Григорий Краузе – «шнифер», известный еще царской полиции.

Взломщики подбирали ключи или отмычки к замкам входных дверей, а если это не удавалось, проламывали в помещении потолок и пробирались через него. Могли и пробить пол, проникнув в комнату с сейфом из подвала или сделать проем в стене соседнего здания. Кооперативы, ювелирные магазины, Электрический и Судостроительный тресты, предприятие «Ленинградтекстиль» и другие учреждения – на этих объектах «шниферы» каждый раз вскрывали сейфы менее чем за 50 минут. Всего им удалось украсть свыше 168 тысяч рублей – огромную по тем временам сумму.

Преступников удалось вычислить и задержать с помощью отчасти сохранившейся с дореволюционных времен полицейской картотеки и при активном участии в этом деле эксперта-криминалиста угро Алексея Салькова, который работал в «органах» еще при Николае II.

Жоржик Черненький, расстрелянный в 1925 году в Крестах, в свое время вскрывал любые сейфы за 35 минут, и считался легендой российского воровского мира.

Андрей Константинов в своем «Бандитском Петербурге» писал, что одним из самых известных «шниферов» 90-х годов XIX века был некто Гришка Армянин, которому впоследствии даже удалось «отмыть» деньги, добытые преступным путем, открыв рыбные промыслы. Лев Шейнин в «Записках следователя» упоминал о Казимире Ястржембском-Шульце (его из-за травмированного глаза прозвали Адмиралом Нельсоном), тот в десятых годах ХХ века успешно громил «наинадежнейшие» немецкие сейфы в Нижнем Новгороде и Самаре. Про дальнейшую биографию Нельсона известно только, что в СССР он стал совслужащим. О том, чем Казимир Ястржембский-Шульц занимался при советах и закончил ли свои криминальные похождения, информации нет.