Каких пленных немцев НКВД освободил летом 1945 года

Как известно, большинство пленных немцев вернулись на родину в 1949 году, хотя некоторые из них оставались в СССР вплоть до 1956-го. А между тем довольно значительную часть солдат и офицеров вермахта советские власти отправили домой уже вскоре после окончания войны. В первую очередь, это были инвалиды, изувеченные войной, а также тяжелобольные люди. Они не могли трудиться, восстанавливая разрушенную экономику нашей страны, как это делали другие пленные и интернированные немцы.

Сколько их было

Германские и российские исследователи спорят о количестве военнослужащих вермахта, оказавшихся в советском плену в 1941-1945 годах. По разным оценкам, речь идет о 3 – 3,8 миллиона человек.

А вот известный военный историк, генерал-полковник Григорий Кривошеев назвал другую цифру – 2 миллиона 389 тысяч 560 этнических немцев. Всего же, по данным ученого, красноармейцы взяли в плен более 4 миллионов солдат и офицеров противника, среди которых были румыны, итальянцы, венгры и представители других народов, воевавшие в составе фашистских войск. Такие сведения Г.Ф. Кривошеев привел в своем докладе «Новые данные анализа сил и потерь на советско-германском фронте», представленном на заседании Ассоциации историков Второй мировой войны 29 декабря 1998 г.

Генерал-полковник отметил, что в советском плену по разным причинам умерло около 450 тысяч 600 немцев, из них почти 94 тысячи человек скончались в пути и на временных пересыльных пунктах, остальные – в трудовых лагерях.

Германские исследователи называют более внушительные цифры. Некоторые из них обвиняют руководство Красной армии и НКВД в намеренном уничтожении пленных немцев. Например, об этом написал военный историк Йоахим Хоффманн (Joachim Hoffmann) в своей книге «Сталинская истребительная война (1941-1945 годы)», которая была опубликована в Мюнхене в 1999 году.

По мнению Й. Хоффманна, красноармейцы начали убивать немцев, пытавшихся сдаться в плен, еще 22 июня 1941 года. А виной всему – коммунистическая пропаганда, которая активно призывала советских воинов «покончить с фашисткой нечистью» и «уничтожить нацистских гадов». Так бойцам и офицерам РККА внушали, что немцы – не люди, и их следует убивать, даже когда они не представляют непосредственной угрозы.

А у тех солдат и офицеров вермахта, которых просто не расстреляли при попытке сдаться в плен, русские отбирали личные вещи и подвергали «тяжелому допросу», который обычно проходил в штабе полка. Получив необходимые сведения, красноармейцы передавали немцев в руки сотрудников Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) НКВД СССР.

Где их содержали

Действующая армия решала совсем другие задачи, так что заниматься содержанием и питанием пленных немцев часто было просто некому. Презрительное отношение к врагу приводило к тому, что людей почти не кормили, оставляли под открытым небом или заставляли совершать длительные марш-броски до ближайшего пересыльного пункта, при этом пристреливая отстающих. Поэтому многие немцы умерли в пути, во время конвоирования. Особенно много случаев массовой гибели пленных историки отмечают после Сталинградской битвы.

Кандидат исторических наук, известный публицист Борис Соколов в книге «Чудо Сталинграда» (Москва, 2014 г.) написал о десятках тысяч немецких солдат и офицеров, ослабленных длительными боями, которые погибли от голода, холода, эпидемий или изнурительных маршей до прифронтовых лагерей. Многие стали жертвами расправ, учиненных красноармейцами.

«Из 110 тыс. немцев, попавших в плен в Сталинграде, уцелело лишь 5 тыс. человек, т.е. менее 5 процентов», – утверждает Б.В. Соколов.

Как правило, пересыльный пункт, куда пешком отправляли пленных, находился в 20-40 км от линии фронта. Здесь вражеских военнослужащих снова допрашивали, на этот раз уже сотрудники НКВД, официально оформляли, проводили санобработку. Питание в таком временном прифронтовом лагере, по воспоминаниям пленных, тоже было крайне скудным. Людей часто держали в землянках, бараках или даже в загонах для скота.

Затем пленных ждал еще один путь – до лагеря системы ГУПВИ, в котором им предстояло трудиться под бдительным присмотром вооруженной охраны. Количество этих учреждений НКВД по ходу войны постоянно росло. Так, 1 января 1942 года в шести лагерях содержались почти 9 тысяч пленных, большинство из которых сдалось после битвы под Москвой, а в начале 1944 года контингент учреждений ГУПВИ достиг уже 95 тысяч человек, при этом более 60 тысяч из них являлись этническими немцами.

Затем лагеря для военнопленных стали открываться на территории стран Восточной и Западной Европы, освобожденных от нацизма Красной армией. По состоянию на 1 мая 1945 года, в СССР и за его пределами действовало более 140 таких учреждений, в которых содержалось более миллиона человек. А через год в системе ГУПВИ насчитывалось уже 240 лагерей. К военнопленным добавились интернированные немцы – представители гражданского населения, которые были насильственно угнаны на работу в СССР.

Репарация трудом

На Тегеранской конференции 1943 года среди прочего рассматривался и вопрос о репарациях, которые должна будет выплатить Германия странам-союзницам по антигитлеровской коалиции. Тогда И.В. Сталин впервые заявил, что планирует привлечь к восстановлению разрушенных войной предприятий и объектов инфраструктуры СССР около 4 миллионов немцев, чтобы они своим трудом компенсировали причиненный ущерб.

Поэтому помимо военнопленных в лагеря системы ГУПВИ попали и представители гражданского населения – трудоспособные мужчины и женщины. Интернирование этнических немцев, проживавших в странах Восточной Европы, в Советский Союз началось уже в 1944 году. Судьбы этих вестарбайтеров описали авторы книги «Энциклопедия заблуждений. Война» (Москва 2004 г.), Юрий Темиров и Андрей Донец. Они отметили, что использование принудительного труда угнанных немцев продолжалось в СССР вплоть до 1956 года. Эти люди строили дома, мосты и железные дороги, добывали уголь, трудились на промышленных предприятиях.

Многие из интернированных умерли в лагерях от голода, непосильного труда и болезней, поскольку условия их содержания за колючей проволокой обычно не отличались от тех, в которых жили военнопленные.

Ю.Т. Темиров и А.С. Донец отметили, что отправка бывших военнослужащих вермахта и гражданских лиц в трудовые лагеря системы ГУПВИ продолжалась и после завершения войны. Больных и ослабленных людей время от времени возвращали на родину, а на их место набирали новых работников. До конца 1945 года общее количество интернированных превысило 300 тысяч человек, из них порядка 66,5 тысяч умерли в СССР.

Инвалиды и тяжелобольные

Впрочем, первые немецкие пленные смогли вернуться домой уже вскоре после окончания войны. Военный историк Юрий Веремеев в своей книге «Солдаты и конвенции. Как воевать по правилам» (Москва, 2012 г.) процитировал директиву НКВД СССР № 157 от 13 сентября 1945 года. В ней заместитель наркома внутренних дел В.В. Чернышев предписывал освободить из плена французов, итальянцев, поляков, чехов, словаков, болгар и представителей некоторых других народов.

Кроме того, в директиве № 157 говорилось, что домой смогут вернуться «… военнопленные немцы, австрийцы, венгры и румыны – только инвалиды и ослабленные. Освобождению не подлежат лица, отнесенные по физическому состоянию к первой, второй и третьей категориям, а также участники зверств и лица, служившие в войсках СС, СД, СА и гестапо, независимо от физического состояния».

Поскольку домой смогли вернуться лишь военнопленные, состояние здоровья которых относилось к четвертой категории, стоит отметить, что это были:

- инвалиды, не способные к физическому труду;

- люди, страдавшие тяжелыми хроническими заболеваниями;

- пленные с физическими недостатками.

Вообще, первое постановление Государственного комитета обороны о возвращении на родину 225 тысяч больных и ослабленных пленных немцев и австрийцев было принято уже в июне 1945 года. Но фактическое количество людей, которые вскоре вернулись домой, оказалось больше – примерно 232 тысячи, из которых более 195 тысяч являлись этническими немцами.

Затем, уже осенью, согласно приведенной выше директиве № 157 за подписью генерала В.В. Чернышева, из лагерей системы ГУПВИ были освобождены свыше 700 тысяч пленных, в том числе около 412 тысяч немцев.

А 20 мая 1947 года министр внутренних дел СССР С.Н. Круглов подписал приказ № 00535, благодаря которому домой вернулись еще 100 тысяч военнопленных и 13 тысяч интернированных немцев, признанных нетрудоспособными. Нацистские преступники, разумеется, освобождены не были, как и нетранспортабельные больные.