Какое европейское государство Павел I хотел присоединить к России

В декабре 1798 года император Павел I Петрович добавил к числу своих титулов звание великого магистра Мальтийского ордена, что вызвало неоднозначную реакцию в стране и в мире. Одни увидели в этом решении далеко идущие геополитические планы, другие – сближение православной страны с католиками, третьи – очередную причуду монарха. Сам Павел I объявил Мальту новой губернией Российской империи. Он был на многое готов ради присоединения небольшого средиземноморского острова к своим владениям.

Бедные рыцари

Орден братьев иерусалимского госпиталя святого Иоанна Крестителя (рыцари-госпитальеры, иоанниты) – эта католическая военно-религиозная организация  возникла в ходе Первого крестового похода для защиты Святой земли от мусульман. После поражения в борьбе с «неверными» рыцари сначала обосновались на острове Родос, а в XVI веке орден перебрался на Мальту.

Впрочем, у госпитальеров были обширные владения в Европе. Основу их финансового благополучия составляли французские поместья, но имелись земли и в католической Речи Посполитой, переставшей существовать как государство во второй половине XVIII века. После раздела этой территории между соседними странами земли Польского приорства – так называемое Острожское наследство – вошли в состав Российской империи.

Известный историк Михаил Асварищ посвятил данной теме статью «Мальтийский орден в России (1797-1810)», которая опубликована в журнале «Труды исторического факультета Санкт-Петербургского университета» (№ 11 за 2012 г.). Ученый отметил, что после раздела Речи Посполитой рыцари обратились к Екатерине II Алексеевне с просьбой о денежных респонсиях, но вопрос решен не был. Императрица потребовала взамен предоставить России возможность построить на Мальте военно-морскую базу. Орден на такие условия не согласился.

Зато в ноябре 1796 года, после восшествия на престол Павла I, ситуация изменилась. С одной стороны, новый русский правитель планировал существенно изменить внешнеполитический курс нашей страны. А с другой стороны, Мальтийский орден к тому времени потерпел крупные убытки: после Великой французской революции рыцари лишились большей части своих европейских владений, а другие монархии не спешили оказать им свою поддержку.

Так взаимные интересы прочно связали католический орден и правителя крупнейшей православной страны.

Планы императора

Некоторые историки писали, что решение Павла I стать великим магистром Мальтийского ордена явилось результатом его экзальтированного увлечения рыцарскими церемониями. А внешнюю политику императора многие исследователи называли непоследовательной и даже авантюрной.

И все же, присоединение Мальты могло существенно укрепить позиции нашей страны в Средиземноморье. Получив новую военно-морскую базу, русские флотоводцы вмешались бы в противостояние англичан, французов и турок, обострившееся в данном регионе.

В начале 1797 года Павел I объявил себя протектором госпитальеров и основал Русско-католическое приорство. Так он планировал привлечь на свою сторону симпатии европейцев: в непростое время правитель крупнейшей православной страны протянул руку помощи католическому ордену, забыв о межконфессиональных разногласиях, тогда как западные монархии этого не сделали.

«Носились слухи, что Грузия, вошедшая в это время в состав империи, должна была стать оплотом мальтийских рыцарей, и тогда присоединение Кавказа могло принять формы "Священной войны", которая совершенно иначе воспринималась бы в Европе», – написал М.Б. Асварищ.

Кроме того, по задумке императора, рыцари должны были внести в традиционную жизнь русского общества полезные новшества, связанные с реализацией благотворительных проектов. Речь шла о строительстве больниц, образовательных учреждений, более тесной интеграции с западом.

В июне 1798 года Мальту осадили и довольно легко захватили войска Наполеона Бонапарта. Изгнанные с острова рыцари были вынуждены просить пристанища у своего протектора. Орден перебрался в Россию, сменив дислокацию в очередной раз за свою многовековую историю. В этой ситуации Павел I и принял на себя бразды правления госпитальерами, несмотря на то, что был женат и являлся православным человеком, что противоречило рыцарским традициям.

Отказаться от православия

Отдельные исследователи считают, что ради присоединения Мальты к Российской империи Павел I был готов принять католическую веру. Например, такую мысль высказал доктор исторических наук Михаил Галанов в своей статье «Император Павел I и проблема объединения православной и католической церквей (к постановке вопроса)», которая вышла в журнале «Вестник Челябинского государственного университета» (№ 38 за 2009 г.).

По мнению ученого, на рубеже XVIII-XIX веков шли секретные переговоры между Россией и Ватиканом о возможном объединении двух ветвей христианства: католицизма и православия. А религиозные воззрения самого Павла I не были ортодоксальными, император вполне допускал возможность церковной унии ради совместного противостояния революционным веяниям, все отчетливее доносившимся с запада.

«Таким образом, представляется возможным сделать вывод о вполне созревшей к концу 1800 г. с обеих сторон (Петербурга и Ватикана) идее объединения церквей», – отметил М.М. Галанов.

Впрочем, далеко не все коллеги с ним согласны. Кандидат исторических наук Татьяна Шалдунова, например, выразила диаметрально противоположную точку зрения в статье «Российский император Павел I – великий магистр Мальтийского ордена», опубликованной журналом «Вестник Московского государственного университета леса» (№ 7 за 2006 г.).

«Все разговоры о смене веры императором остаются лишь досужим вымыслом. Нами не было найдено ни одного документа, подтверждавшего подобные настроения Павла I... Скорее всего, это были проекты о расширении полномочий католиков в пределах Российской империи», – считает Т.Н. Шалдунова.

В любом случае, явная поддержка, которую православный император оказывал католическому ордену, вызывала недоумение как среди населения, так и среди представителей РПЦ.

Деньги и недвижимость

Ради присоединения Мальты Павел I не скупился на материальную помощь, оказываемую иоаннитам. В начале 1797 года император подписал Конвенцию, в которой соизволил «…изъявить знаменитому Мальтийскому ордену свое благоволение, внимание и уважение».

Известный писатель и историк Евгений Карнович в книге «Мальтийские рыцари в России» (Санкт-Петербург, 1878 г.) отметил, что госпитальеры получили из государственной казны компенсацию доходов, недополученных с Острожского наследства, в размере 300 тысяч злотых. Причем, сама польская валюта исчислялась не по рыночному курсу (15 копеек за один злотый), а по 25 копеек. То есть, размер компенсации составил 75 тысяч рублей.

А когда мальтийские рыцари перебрались в Россию, на них буквально посыпался дождь из царских щедрот. Помимо денежных субсидий они получили завидную недвижимость. Официальной резиденцией ордена стал Воронцовский дворец, расположенный на Садовой улице в Санкт-Петербурге. Этот памятник архитектуры был построен в середине XVIII века по проекту итальянского зодчего Б.Ф. Растрелли. Рядом с дворцом вскоре была возведена католическая капелла.

А летнюю штаб-квартиру для госпитальеров, по указанию Павла I, построил в Гатчине архитектор Н.А. Львов. Данное сооружение, получившее название Приоратский замок, объединило в себе традиции русского зодчества и средневековой храмовой архитектуры Западной Европы. Работы по возведению замка завершились в 1799 году.

Помимо всего перечисленного Павел I щедро жаловал рыцарям и другие здания, крепости и церкви.

Военная помощь

Многие исследователи отмечают, что российский император воспринял взятие Мальты Наполеоном как личное оскорбление. Павел I приказал знаменитому флотоводцу Федору Ушакову отправиться в Средиземноморский поход и действовать против французов совместно с англичанами и турками. В августе 1798 года из Севастополя в Стамбул вышла внушительная эскадра: семь фрегатов, шесть линейных кораблей, три авизо (легкий разведывательный корабль — прим. ред.). В столице Османской империи к экспедиции Ф.Ф. Ушакова присоединились суда турецких союзников.

Правда, запланированный поход к Мальте так и не состоялся. Пока русские моряки захватывали Ионические острова и Корфу, крепость Ла-Валетту осадили англичане под командованием контр-адмирала Горацио Нельсона. Об этом известный исследователь военно-морской истории Александр Чернышев написал в своей книге «Русский флот в войнах с наполеоновской Францией» (Москва, 2012 г.).

«Осенью 1799 г. Нельсон все же был вынужден просить Ф.Ф. Ушакова о помощи в связи с тем, что блокада крепости Ла-Валетта на Мальте затянулась. В начале октября русская эскадра стала готовиться к походу к Мальте», – отметил А.А. Чернышев.

Но неблагоприятные погодные условия надолго задержали выход наших кораблей из порта Неаполя, где они в этот момент находились. А 25 декабря 1799 года, когда русская эскадра, наконец, прибыла в Мессину, Ф.Ф. Ушаков получил приказ Павла I возвращаться на родину.

Англичане захватили Мальту лишь в сентябре 1800 года, и они даже не подумали возвращать остров рыцарскому ордену. Это означало бы фактическое вхождение стратегически важного участка суши в состав Российской империи, что прямо противоречило интересам Британии.

Многие исследователи считают, что Павел I отказался от изначальных планов по присоединению Мальты, поскольку решил изменить внешнеполитический курс нашей страны – от былого противостояния с Францией не осталось и следа. Напротив, официальный Петербург увидел в Наполеоне вероятного союзника в совместной борьбе против Британской империи.

Хотя этим планам императора тоже не было суждено сбыться. В марте 1801 года он был убит в результате дворцового переворота. Вступивший затем на российский престол Александр I Павлович постепенно выдворил мальтийских рыцарей из страны.