Какого учёного Третьего рейха больше всего хотел заполучить Сталин

После окончания Второй мировой войны победителям досталось немало трофеев из Германии, среди которых были не только предметы роскоши, но и настоящие чудеса науки и техники. Одним из таких трофеев стали чертежи орбитального бомбардировщика под названием Silbervogel. Их автором был австрийский ученый Эйген Зенгер.

Серебряная птица

Эйген Зенгер в 1929 году окончил Высшую техническую школу в Вене и начал работать инженером. В апреле 1931 года он провел первые эксперименты с ракетными двигателями. В течение пяти лет ученый совершенствовал жидкостный ракетный двигатель, охлаждение которого осуществлялось собственным топливом, которое циркулировало вокруг камеры сгорания. Такой регенеративно-охлаждаемый двигатель Эйген Зенгер собирался использовать в своем орбитальном бомбардировщике Зильберфогель («Серебряная птица»). Этот бомбардировщик изначально создавался для нанесения ударов по США, но мог бы использоваться для удаленных территорий Советского Союза – например, Сибири и Дальнего Востока.

Зильберфогель ученый предлагал устанавливать на специальные «сани», которые оснащались разгонными ракетными двигателями. Вся конструкция размещалась на эстакаде с монорельсовой дорогой общей длиной в 3000 метров. «Сани» должны были обеспечить тягу в 600 тонн всего за 11 секунд. После взлета и достижения высоты в 1,5 километра на скорости 1850 км/ч должен был запускаться главный ракетный двигатель бомбардировщика, который в течение 8 минут разогнал бы боевой летательный аппарат и поднял его на высоту 145 километров. По плану Эйгена Зенгера аппарат мог оттолкнуться от плотных слоев атмосферы и подняться еще выше без чрезмерного нагревания. Амплитуда таких «прыжков» должна была непрерывно сокращаться до тех пор, пока бомбардировщик не вышел бы на нормальное планирование для приземления с использованием обыкновенного шасси. Фактически, проект Эйгена Зенгера сильно опередил концепцию американского «Спейс шаттла» и советского «Энергия-Буран».

Когда работа над теоретической стороной была завершена, проект Зенгера поддержали чиновники из Верховного командования Люфтваффе. Они предложили ученому трудиться в специальном секретном НИИ в небольшом городке Трауэн. Власти хотели, чтобы работы по строительству полигона для испытаний двигателя бомбардировщика начались уже в июне 1941 года. Однако срок реализации программы составлял без малого десять лет, и это помешало ее воплощению в жизнь. Начав боевые действия против СССР, Германия отказалась от всех долгосрочных проектов и отдала предпочтение более перспективным и понятным.

Погоня за разработкой

В конце Второй мировой войны советских конструкторов, среди которых были Борис Черток и Сергей Королев, командировали в Германию для ознакомления с образцами немецкой ракетной техники. Основной их целью был осмотр ракетных заводов и полигонов. Во время этой командировки ученым по счастливой случайности удалось найти отчет, выпущенный в 1944 году небольшим тиражом под грифом «Совершенно секретно». В работе под заголовком «Дальний бомбардировщик с ракетным двигателем», Эйген Зерген и его супруга, математик Ирен Бредт, с помощью графиков показали, что с жидкостным ракетным двигателем тягой 100 тонн возможен полет на высотах 50–300 километров со скоростями 20 000–30 000 км/ч и дальностью полета 20 000–40 000 км. Кроме того, в руки советских войск попали полуразрушенные взрывами отступавших нацистов циклопические сооружения стартовой катапульты и отдельные части «Серебряной птицы».

Большой интерес к проекту проявлял Иосиф Сталин. Эйгена Зенгера он мечтал привезти в Советский Союз, и даже отправил для этого в Германию своего сына, Василия, и ученого, Григория Токаева. Последний собирал любую имеющуюся информацию о ракетной программе Вернера фон Брауна. В 1947 году Токаева вызвали в Кремль и попросили оценить возможность использования реактивных бомбардировщиков из плана Зенгера. Увы, к этому моменту Зенгер уехал во Францию и выкрасть его в СССР не получилось. Токаев, оказавшись в британском секторе разделенного Берлина, и вовсе попросил политического убежища в Великобритании. Эйген Зенгер вернулся на родину только в конце 1950-х годов.