Какую «военную базу» создал СССР на территории США в 1942 году

Советские юноши 1930-х годов мечтали не только «дойти до Ганга» в боях мировой революции, но и грезили о возврате Аляски. Эти «реваншистские» настроения можно встретить в художественной литературе, например, в популярном в ту пору фантастическом романе «Плутония». В 1940-х годах русские и в правду вернулись на Аляску – но не как «освободители». Во время Великой Отечественной войны правительство США позволило разместить на Аляске советский гарнизон.

«Это дело можно поручить советским лётчикам»

Летом 1942 года президент Франклин Рузвельт принял решение о распространении программы ленд-лиза на воюющий Советский Союз. Одним из путей доставки боевой техники из США стала воздушная трасса Аляска-Сибирь, по которой перегонялись военные самолёты. Аэродромы для этих целей были оперативно подготовлены по всей трассе: Фэрбенкс – Ном – Уэлькаль – Сеймчан – Якутск – Киренск – Красноярск.

«Что касается того, силами чьих лётчиков доставлять самолёты из Аляски, то мне кажется, что это дело можно будет поручить советским лётчикам, которые прибудут в Ном (на Аляске) к установленному времени», – писал Иосиф Сталин американскому лидеру 1 июля 1942 года.

Важнейшую миссию возложили на 1-ю Краснознаменную перегоночную авиадивизию, включавшую пять строевых полков ВВС. Один из них базировался непосредственно на Аляске.

«Сталинские соколы» на Аляске

Уже первые советские лётчики, приземлившиеся в Номе, оценили американское гостеприимство.

«Поселили нас в канадских домиках, по форме представляющих полусферу, – вспоминал участник тех событий Виктор Глазков. – С внешней стороны домик покрыт оцинкованным гофрированным железом, изнутри утеплён стекловатой и обшит пластиком, окон нет, двери – с обеих сторон торца здания. Пол деревянный, покрашен светлой охрой. Вдоль стен стоят батареи водяного отопления» (цитируется по «Военно-историческому журналу»).

Примечательно, что русские лётчики не сразу поняли, как пользоваться американской системой походных унитазов, и некоторые отправились справлять нужду на улице. Однако укромные уголки в тундре найти было невозможно.

Местом постоянной дислокации 1-го перегоночного полка стал город Фэрбенкс. Здесь же, на базе Лэдд-Филд, с сентября 1942 года работала советская военная миссия по приемке самолётов, которую возглавлял полковник Михаил Мачин. В общей сложности, согласно американским источникам, на Лэдд-Филде несли службу 300 советских военнослужащих.

Для нужд союзников американцы выделили несколько двухэтажных деревянных домов. Советским лётчикам не нужно было даже без лишней необходимости выходить на улицу – с помощью системы подземных переходов они могли попасть на аэродром, в ангар, столовую, госпиталь, клуб и кинотеатр. В условиях приполярного климата такое устройство военной базы оказалось весьма кстати.

С первых дней сотрудничества выяснилось различие бытовых привычек русских и американцев. Некоторые советские лётчики, например, отказались есть бульон из устриц. Их, в свою очередь, удивляло, что американцы пьют сок перед едой и употребляют в пищу много овощей и фруктов.

По сравнению с американцами советские граждане вели себя скованно, над ними довлело множество предписанных командованием правил поведения за границей. Немыслимо было, например, обменяться оружием «на память», хотя американские винтовки по качеству превосходили советские «Мосинки». При этом, как вспоминали американские ветераны, русские активно пользовались магазинами в Фэрбенксе, скупая дефицитные в СССР товары народного потребления.

Кое-что из увиденного на Аляске стало для советских военных неприятным сюрпризом. Например, оказалось, что у американцев есть более точные карты Восточной Сибири, чем у самих хозяев территории.

Итоги сотрудничества

Поначалу самолёты перегонялись в Сибирь чуть ли не поштучно, потом их стали отправлять более крупными группами. В полную силу трасса Алсиб заработала с начала 1943 года. Лётчики из Фэрбенкса проделывали путь в 1493 км до села Уэлькаль на советской Чукотке, где их сменяли экипажи второго перегоночного полка.

Как докладывал в Москве американский дипломат Максвелл Гамильтон, лично воспользовавшийся трассой, на него произвело «благоприятное впечатление тесное сотрудничество и тот хороший дух сердечности и дружбы, который царит в Фэрбенксе и Номе между русскими и американцами».

Всего за годы войны из Аляски в Сибирь было доставлено 7 925 крылатых машин (не считая разбившихся) – около половины всех самолётов, полученных Советским Союзом по ленд-лизу.