Кем работал Берия до революции 1917 года

Фигура наркома внутренних дел СССР, маршала Советского союза и Героя соцтруда Лаврентия Павловича Берии, закончившего жизнь в «застенках НКВД» (МГБ), созданию которых он отдал много сил, до сих пор вызывает множество споров. Одни считают его демоном репрессий, другие – реформатором и «последним рыцарем Сталина». Но мало кто знает, что, если бы не случилась революция, Лаврентий Берия стал бы или архитектором или даже нефтяником. И если учесть его ум и его энергию, то могло статься, что мы имели бы дело с «олигархом», вышедшим из самых низов.

Родители Берии

Отцом Лаврентия был крестьянин-мегрел Павел (Павле) Хухаевич Берия, который не желал подчиняться законам и по воспоминаниям сына Берии – Серго, убил человека. Было это во время одного из бунтов против «господства царской России». Русских не любили в Грузии уже тогда, поэтому нечего удивляться тому, что пришедшие в советское время к власти грузины по всему СССР насаждали русофобию и отрицали само существование русского народа, заявив, что ему на смену пришла «нация» – советский народ. Мегрелы ненавидели русских и оказывали упорное сопротивление при введении любых реформ, бунтовали.

Несмотря на то, что на сторону Павле встала вся деревня, и люди заявили, что человек погиб под лавиной, власти заподозрили неладное, а Павле бежал из Грузии на территорию Абхазии в деревушку Мерхеули, где повстречал вдову с тремя детьми и, возможно, из соображений выживания, женился на ней, хотя особых чувств к ней не испытывал: избранница была на 7 лет старше его.

По воспоминаниям самой матери Берия, Марты Вессарионовны Джакели, Павле был мужчиной удивительной красоты, и она знала, что он ее не любит, но сама была от него «без ума» и решила сделать все, чтобы он был счастлив. Детей от первого брака забрал ее брат, который стал их воспитывать.

Бракосочетание состоялось в 1898 году, и вскоре Марта родила Павлу трех детей. Один из мальчиков умер в младенчестве от оспы, дочь Анна в детве из-за болезни стала глухонемой, зато родителей радовал третий ребенок – Лаврентий рос здоровым, крепким и смышленым мальчиком.

В нищете

Несмотря на то, что Марта была дальней родственницей князей Джакели, чей род был известен с IX века, семья перебивалась с хлеба на воду. Грузия в те времена, несмотря на климат, была бедной страной, и главной причиной было малоземелие крестьян.

Берия не любил вспоминать детство, а в анкете писал так: «ничего не имел и не имею»; но сохранились воспоминания его жены, Нино Теймуразовны Гегечкори, которая была с ним из одного социального слоя.

Она рассказывала, что в семье единственным источником существования было кукурузное поле в два га. Обычной едой была кукурузная каша; молоко или мясо видели только по праздникам. Скота не держали, его было нечем кормить; сахар она попробовала только в 11 лет.

Историки уточняют, что по сравнению с Россией, бедность в Грузии была «особой». Если у бедняка в России могла быть корова и плохонькая лошадь, то у каждого третьего крестьянина в Грузии не было никакого скота, – об этом в книге «Берия: последний рыцарь Сталина» пишет исследователь Елена Анатольевна Прудникова.

Работать и зарабатывать

Ребенком Берия помогал в поле отцу, полол поле, пас чужих овец в горах. Очевидно, что именно мать — Марта Вессарионовна подталкивала сына к образованию, хотела, чтобы он «вышел в люди». Мальчика в восемь лет отдали в реальное училище в Сухуми. Обучение было бесплатным, но следовало платить за проживание и еду, и Павлу пришлось продать половину дома. А когда Лаврентий пошел учиться дальше, он продал вторую половину и переехал в хибару.

Марта оставила мужа и переехала в город, чтобы приглядывать за сыном. Возможно, к этому времени отношения с красавцем-мужем стали прохладными. Можно лишь предполагать, что тот мог иметь тот же грех, который был у наркома – Павел тоже мог слишком любить женщин. Он так и не уехал из села и умер в 1930-х годах.

Мать шила, Лаврентий тоже начал зарабатывать: писал прошения и письма неграмотным горожанам, а подростком – устраивался на каникулах работать на нефтяное предприятие братьев Нобель в Баку.

Виноват Баку?

Именно Баку сыграл ключевую роль в становлении Берии, как революционера. В начале XX века город бурно развивался; причиной этому стала нефть. Здесь были открыты банки Ротшильдов, сюда тянулись мигранты со всего Кавказа. С 1850 года по 1917 население увеличилось с 7,5 тыс. до 250 тыс. человек. Больше всего в Баку было армян и азербайджанцев, много бизнесменов-евреев.

На рубеже веков в Баку ссылали бунтарей и организаторов забастовок, поэтому в городе существовало подполье РСДРП, с 1901 года работала подпольная типография «Нина», снабжавшая всю имперскую Россию нелегальной литературой, здесь печали газету большевиков «Искру», а через Батум из-за рубежа шла пропагандистская литература.

Немудрено, что уже в 15 лет Берия, знакомый с нищетой не понаслышке, включился в революционную работу.

После окончания реального училища он переехал в Баку, где поступил в среднее Бакинское механико-техническое строительное училище, выбрав специальность архитектора – Лаврентий с детства любил рисовать и прекрасно чертил. Кстати, в Москве есть два дома, построенных при его непосредственном участии.

Однако участие в тайных кружках его увлекало гораздо больше работы: в 1915 году в возрасте 16 лет Берия стал активным участником одного из марксистских кружков в Баку и исполнял обязанности казначея. Позже соратники вспоминали о нем, как о кристально честном человеке, бережливо обращавшимся с партийной кассой.

Идеи большевиков так увлекли юношу, что уже в начале 1917 года он сам создал подпольную ячейку, в которую вошли четверо подростков, а в марте 1917 года – вступил в РСДРП.

Накануне революции ему было уже 18 лет, и впереди Лаврентия Берию ждало множество «приключений» – участие в бунтах, аресты, внедрение по приказу большевиков в контрразведку «буржуазного» государства — Азербайджанской демократической республики и многое другое. Горнило, в котором ковались будущие железные наркомы СССР, было еще впереди.