Константин Рокоссовский: за какую провальную операцию его повысили в звании

Основные вехи биографии Константина Константиновича Рокоссовского хорошо известны интересующимся военной историей. Осень-зима 1942 года – это Сталинградская битва, лето 1943 года – битва на Курской дуге.

Что было между этими сражениями, едва ли кто вспомнит, тем более из того, что широко известно – лишь неудачная Харьковская операция, в которой Рокоссовский не участвовал. А рассказать есть о чём, и это сразу становится понятно, если посмотреть на присвоение Рокоссовскому воинских званий.

По итогам Сталинградской битвы в январе 1943 года он стал генерал-полковником и получил орден Суворова. А через три месяца, 28 апреля, Рокоссовский был произведён в генералы армии. Легко сообразить, что просто так звания не присваивают, и, стало быть, после Сталинградской битвы Рокоссовскому довелось совершить ещё какие-то славные дела, о которых почему-то мало пишут.

И действительно, очередное звание Рокоссовский получил по итогам Дмитриев-Севской наступательной операции, о которой в советское время вообще не рассказывали. Даже название такое не упоминалось. Об этом периоде хоть и написано в книге «Солдатский долг» самого Рокоссовского, но там очень мало и неконкретно. Рассказано, что возглавил он вновь созданный Центральный фронт для наступления на Гомель и Смоленск. Но так как операция была подготовлена в спешке, войска не успели прибыть, сил у фронта было мало, а у немцев (разумеется) очень много, то вскоре наступление прекратилось.

Тем не менее операция эта стоит того, чтобы о ней знать. Хотя бы для того, чтобы понять, за что именно было присвоено звание генерала армии командующему Центральным фронтом.

Дмитриев-Севская операция – это часть грандиозной битвы за Ржевский выступ. Силами созданного Центрального фронта при поддержке Брянского фронта планировался глубокий удар в направлении через Севск на Новгород-Северский и Могилёв, далее на Оршу, Гомель и Смоленск, где планировалось соединиться с наступающими войсками Калининского фронта и тем самым окружить немецкую группу армий «Центр». План грандиозный, и его результаты в случае успеха даже трудно представить: война может и не закончилась бы в 1943-м, но немцам уж точно пришлось бы отступить, минимум – до границы.

Как легко догадаться, операция не увенчалась успехом. Причём, в отличие от многих других сражений, неудачных для Красной армии, где решающим фактором оказались действия немецких войск, в данном случае причиной неудач стала плохая организация. Из-за спешки в проведении операции наступление просто не удалось организовать. В состав Центрального фронта вошли 16-я воздушная, 21-я и 65-я армии Донского фронта, вновь сформированные 2-я танковая и 70-я армии, а также части и соединения с других фронтов, включая 2-й гвардейский кавалерийский корпус.

Войска из-под Сталинграда пришлось перебрасывать на огромное расстояние, другим пришлось своим ходом выходить из исходных районов не одну сотню километров. В результате полностью укомплектованные и хорошо вооружённые армии, потеряв по дороге людей и технику, к началу операции (15 февраля) вообще не сосредоточились для наступления, потому сроки пришлось переносить. Наступление началось лишь частью соединений, из более чем 700 танков фронта задействовали менее половины. Из-за нехватки стрелковых соединений для прорыва обороны пришлось использовать мотострелковые части танковых корпусов, совершенно не приспособленные для этого. Приданные кавкорпусу два танковых полка не приняли участие в наступлении... из-за отсутствия горючего. Наступление танковых корпусов вообще регулярно останавливалось из-за нехватки горючего, а большая часть танков была потеряна не в бою, а из-за поломок. Стоял март, и погодные условия не способствовали успешным действиям.

Сейчас уже написано достаточно много об этой операции. Это и книга Игоря Небольсина «Любимая Сталиным. 2-я Гвардейская танковая армия в бою», и большая статья Владислава Гончарова «Забытая операция», и глава в книге «Советские танковые армии в бою», которая так и называется – «Дмитриев-Севская наступательная операция».

В ходе наступления войскам фронта удалось продвинуться на 30-60 км, части 2-й танковой армии взяли город Севск. Конно-стрелковая группа в составе кавалерийского корпуса и трёх лыжных бригад совершила рейд на глубину 120-150 км. Войска фронта имели подавляющее преимущество. Им противостояли лишь 707-я и 137-я пехотные дивизии 2-й танковой армии. Причём обе дивизии ещё весной 1942 года сократили на треть (до шести батальонов), а в предыдущих боях они понесли значительные потери. В районе Севска находились лишь 108-я венгерская дивизия и бригада Каминского. Первая представляла собой охранное соединение из шести слабых батальонов со стрелковым оружием, всё «тяжелое» вооружение которой составляли три десятка 50-мм миномётов и четыре 40-мм зенитные пушки. Бригада Каминского состояла из бывших полицаев и способна была только на карательные действия против мирного населения.

Однако упомянутые проблемы с переброской и снабжением войск не позволили воспользоваться преимуществом. Медленно продвижение советских войск дало возможность немецкому командованию понять замысел руководства РККА и подтянуть резервы. Были сосредоточены дополнительно три пехотные и кавалерийская дивизии. В направлении на Севск была переброшена 4-я танковая дивизия 2-й немецкой армии. В составе дивизии было 36 танков, 26 самоходных противотанковых установок и 20 штурмовых орудий. В результате немецкого наступления конно-стрелковая группа была отрезана и оказалась в окружении. Севск был отбит к 27 марта, более половины территории, отвоёванной Центральным фронтом, было оставлено.

В это время началось контрнаступление вермахта под Харьковом. 21-ю армию (так и не успевшую полностью выгрузиться) передали на Воронежский фронт, а Центральный фронт прекратил наступление.

В этой операции наши войска потеряли убитыми 30 439 человек, санитарные потери составили 39 968 человек. Конно-стрелковая группа потеряла около 15 тысяч человек (уцелело менее 3 тысяч). 2-я танковая армия потеряла безвозвратно 128 танков, 3 520 убитыми и 10 175 ранеными. Немецкие потери в советских источниках указывались в 20 тысяч человек, но они, скорее всего, были сильно завышены. Потери 4-й танковой дивизии составили 7 танков и штурмовых орудий безвозвратно и 16 машин отправлено в ремонт.

С позиции сегодняшнего дня очень сложно оценить результаты Севской операции. Поставленные перед фронтом задачи не были решены. Встречающиеся утверждения, что какие-то немецкие силы были от чего-то отвлечены или что пришлось немцам покинуть Ржевский выступ, ни на чём не основаны. Можно лишь с уверенностью сказать, что действия командующего Центральным фронтом были руководством оценены не просто положительно, а достаточно высоко. Что и выразилось в присвоении товарищу Рокоссовскому звания генерала армии.