«Ленинградская Прохоровка»: почему Красная Армия её проиграла

В ходе Великой Отечественной войны было очень много сражений, которые потом не фигурировали в учебниках истории. Не упоминали их по причине простой — эти сражению были проиграны Красной Армией, а про поражения вспоминать не любили.

Если уж и приходилось описывать бои 1941 года, то всегда они преподносилось так: «смогли задержать», «выиграли необходимое время», «нанесли врагу ощутимый урон». На первый план выносилась героическая борьба с (обязательно) превосходящими силами фашистов, результаты же прикрывались громкими лозунгами.

Сражение, которое порой называют «Ленинградская Прохоровка» является яркой иллюстрацией к вышесказанному. Это было самое крупное столкновение танковых соединений в ходе наступления вермахта на Ленинград. А многие до сих пор почему-то считают бой под Прохоровкой чуть ли не крупнейшим танковым сражением в истории.

Историки называют это сражением под Молосковицами, подразумевая бои 1-й советской и 1-й немецкой танковых дивизий 11-15 августа 1941 года в районе станции Молосковицы.

В отличие от боев на Курской дуге эту битву Красная Армия проиграла, но наступление немцев все-таки притормозила, к тому же вермахт понес значительные потери.

Прорыв Лужского рубежа

В июле 1941-го войска группы армий «Север» были остановлены на Лужском рубеже. Сходу проломить советскую оборону не получилось, но уже 14 июля передовые немецкие части захватили плацдарм на берегу реки Луга. Брошенная против них дивизия народного ополчения и курсанты, которых поддерживали более 60 танков, не смогли выгнать немцев с нашего берега.

8 августа немцы начали наступление с плацдарма силами трёх танковых дивизий. Прорвав оборонительную линию, фрицы открыли себе дорогу на Красногвардейск, Ропшу и в тыл нашей Лужской группировке.

Советское командование стянуло к месту прорыва все имеющиеся войска. В первую очередь противотанковую бригаду, 1-ю танковую дивизию и 1-ю гвардейскую дивизию ленинградского ополчения.

10 августа немцы преодолели оборону 14-й противотанковой бригады. По советским данным, только одна батарея бригады уничтожила 14 немецких танков, но немцы подтверждают потерю лишь одного бронеавтомобиля в тот день. В бригаде было не менее 40 зенитных 85-мм орудий, использовавшихся как противотанковые, и несколько танков.

Части 1-й танковой дивизии вермахта устремились к станции Молосковицы, чтобы перерезать железную дорогу Ленинград - Кингисепп.

Сражение у Молосковиц

Сражение у Молосковиц подробно описано в книге Дениса Базуева «Зиновий Колобанов. Время танковых засад». Автор проштудировал большое количество архивных документов, как советских, так и немецких, и постарался передать максимально объективную картину сражения. К сожалению, кроме документов он также привел много вымышленных историй (причем выдал их за реальные), противоречащих сведениям из исторических источников.

Началось все с атаки 1-го танкового полка нашей танковой дивизии. Потеряв за один бой 28 машин, танкисты в последующие дни перешли к тактике танковых засад. Бронемашины стали использовать как огневые точки, закапывая их в землю. До этого в Красной Армии танки применялись только для атакующих действий.

Новая тактика принесла свои плоды, что подтверждали сами немцы. В частности, об этом упоминали Гальдер и фон Лееб в своих дневниках. О тяжелых боях и потерях писали и непосредственные участники событий: Рольф Штофес в книге «1-я танковая дивизия 1935-1945» и Вольфганг Пауль («В гуще боя»), воевавший в 6-й танковой дивизии.

Тем не менее немцы в ходе боёв продвигались вперёд. Хоть медленно, но неуклонно.

Как это часто бывает, неудачи скрыли за рассказами о невероятных подвигах танкистов, артиллеристов и пехотинцев, уничтожавших огромное число немецких танков. И это, конечно, не подтверждается никакими немецкими документами. Впрочем, и немецкие данные грешат подтасовками: количество подбитых, по их уверению, советских танков сильно превосходит количество участвовавших с нашей стороны машин. На войне завышать потери врага — явление обычное.

Паникеры и трусы

Говоря про Молосковицкую битву, нельзя не сказать обо одном ее важном участнике — 1-й гвардейской ленинградской стрелковой дивизии. Обычно пишут о героизме ополченцев и про их успехи. Но в приложении к данной дивизии это, к сожалению, не совсем верно. Упоминается она в приказе «О борьбе с паникерами и трусами». И это неудивительно: ведь дивизия формировалась в спешке, ополченцы были брошены в бой сходу, не пройдя никакой подготовки, не научившись даже стрелять. Поэтому и впадали в панику перед немецкими танками, и оставляли позиции.

Но не все, так как одновременно были зафиксированы факты очень умелого ведения боя. Это касалось одного из полков дивизии, который к ополчению отношения не имел. Поскольку был создан на основе 14-го дисциплинарного батальона. Командовал же батальоном, а затем и полком Василий Маргелов, будущий главком советских Воздушно-десантных войск. Дисбатовцы Маргелова составили большую часть тех, кто остался в строю: к 20 августа из 10 815 человек удалось собрать 3788. Причём пропавшими без вести числились 5436 человек!

Поэтому повествование о том, как одна батарея ополченцев, вооруженных старыми пушками, смогла ликвидировать в одном бою более десятка танков, выглядят очень неубедительно.

Результаты и выводы

1-я танковая дивизия немцев, имевшая к 3 августа 114 исправных танков, к 15 августа потеряла 54 машины (из них безвозвратно 15). К ним нужно добавить ещё потери 6-й и 8-й немецких танковых дивизий — 26 танков. Хотя они участвовали лишь эпизодически.

По советским же данным, 1-я танковая дивизия только с 12 по 15 августа уничтожила 103 немецких танка.

Здесь надо также учесть, что на подбитые танки претендуют ещё и ополченцы 1-й гвардейской, 2-й и 4-й дивизий, курсанты, артиллеристы, летчики и бронепоезд №60. И еще сапёры, поскольку очень много танков подорвалось именно на минах. Кроме того, в числе выбывших из строя машин в немецких документах фигурируют и те, что просто сломались. А ломалось бронетехники на советских дорогах очень много - до 25-30%.

В любом случае, сами немцы свои потери в этих боях оценивают как высокие.

Советская 1-я танковая дивизия из 96 танков потеряла в этих сражениях 70 машин. Впрочем, уже к 20 августа дивизию пополнили до 98 танков.

Согласно «Отчету о боевых действиях 1 тд за период с 1.8.41 г. по 15.8.41 г.», по итогам боёв были сделаны следующие выводы:

- организацию взаимодействия между разными родами войск в обороне организовать не удалось. Пехота, артиллерия и танки действовали разобщенно, авиация заявки своевременно не выполняла;

- пехота была слабо подготовлена как на уровне рядового, так и командирского состава;

- использование танков в засаде, как неподвижных огневых точек, было неоправданно, так как немцы их обнаруживали и быстро подавляли. Рекомендовалось применять тактику кочующих танков, подготавливая для них несколько огневых позиций.

Таковы итоги «Ленинградской Прохоровки».