Марк Галлай: как воевал летчик, который научил летать Гагарина

Мягкий и интеллигентный Марк Лазаревич Галлай был совсем не похож на летчика, совершившего десятки боевых вылетов, в сложнейших условиях испытывавшего самолеты и научившего летать самого Юрия Гагарина. Близкий друг Марка Галлая кинорежиссер Эдьдар Рязанов говорил о нем так: «При героической биографии у него была совершенно негероическая внешность».

«Это просто образец жизни»

С Эльдаром Рязановым Галлай познакомился в 50-х годах в Доме творчества. Марк Лазаревич к тому времени был автором ряда прекрасных книг, вступил в Союз писателей. Как говорил Эльдар Рязанов о его повестях: «Там нет ни одного фанфаронского слова, ни одного лозунга. Это просто образец жизни». Это неудивительно, ведь материалом для произведений Марку Галлаю служили собственные воспоминания и впечатления о войне, о службе летчиком-испытателем, о работе в отряде космонавтов.

Он родился в 1914 году в Петербурге в семье инженера. Авиацией увлекся еще в юности. Одновременно с Ленинградским политехническим институтом окончил школу пилотов при Ленинградском аэроклубе, получил хороший опыт полетов на планерах и прыжков с парашютом. После окончания вуза Марк Галлай начал работать испытателем Центрального аэрогидродинамического института.

Когда началась Великая Отечественная война, Марка Лазаревича направили служить летчиком во 2-ю отдельную эскадрилью ПВО Москвы. Его первый воздушный бой состоялся ровно через месяц после начала войны, 22 июля 1941 года. В этом бою Марк Лазаревич сбил немецкий «Дорнье-215». Уже годы спустя он рассказывал Эльдару Рязанову, что, когда бой был окончен, солнце уже село, и в темноте он не сразу понял, где находится его аэродром. Дожидаться рассвета в воздухе он не мог, горючего не хватило бы. Тогда Марк Лазаревич вспомнил, что аэродром расположен у Москвы-реки. Он снизился, нашел реку по характерному блеску воды, смог сориентироваться в темноте и благополучно посадить самолет. За этот бой Марк Галлай был награжден орденом Красного Знамени.

Подобные же хладнокровие, мужество и смекалку Марк Галлай проявил и во время своих последующих боевых вылетов, которых у него было еще более 20.

Затем по приказу командования Галлая, как и всех остальных летчиков-испытателей, отозвали с фронта к местам их довоенной работы. Марк Лазаревич вернулся в Летно-исследовательский институт, где занимался важнейшей для фронта деятельностью: модифицировал серийные самолеты для боевых условий, в том числе, переоборудовал их новыми моторами.

Позже его направили на проведение практических занятий с летчиками, которым предстояло воевать на передовой.

Однако, Марк Галлай был не просто инженером боевых машин и летчиком-испытателем. Он и сам совершил немало боевых вылетов, и считал, что рассказывать в классе, с указкой в руках, как вести себя под огнем — просто не имеет права. С огромным трудом он все же добился разрешения на проведение практический занятий в воздухе, в реальных боевых условиях. Так, к лету 1943 года он вновь оказался на фронте.

В одном из полетов инструктор Галлай выполнял функции второго пилота. Самолет подбили, но оба пилота не спешили покинуть кабину с парашютом. Под ними был Брянск, и они стремились увести горящую машину как можно дальше от города. В итоге Галлай прыгнул, когда на нем уже горела одежда. Приземлился он не очень удачно, ударился о ствол дерева, получив травму позвоночника. Выбраться к своим Галлаю помогли партизаны, к которым он смог пробраться, превозмогая боль в спине.

Оказавшись в родном ЛИИ, Галлай узнал, что его считают погибшим и даже поместили на видное место фотографию в траурной рамке.

Марк Лазаревич продолжил свою работу над самолетами для фронта. Именно он испытывал такие легендарные боевые машины, как истребитель МиГ-9, бомбардировщики Ту-4 и ЗМ, и другие. В годы войны Галлай познакомился и подружился с Сергеем Королевым, который тогда был заключенным по политической статье и работал в батальоне авиационного обслуживания одного из военных аэродромов.

Несмотря на травму позвоночника, Марк Лазаревич летал еще двадцать лет — ему приходилось носить корсет – и испытал 124 вида самолетов.

Кто сказал: «Поехали»

С 1960-го года Марк Лазаревич Галлай занимает должность инструктора-методиста по пилотированию космического корабля в ОКБ-1, которым руководил Королев.

Рассказывают, что, когда Королев пригласил его на работу, Галлай очень смеялся. «Как же я буду учить космонавтов летать, если сам ни разу не бывал в космосе?» -- говорил он. Тем не менее, приглашение принял и именно он готовил к полетам всех первых космонавтов – Гагарина, Титова и других.

Легендарное «Поехали» Гагарин также перенял у своего наставника. Отрабатывая на тренажере различные ситуации, которые могли возникнуть во время полета, Галлай подробно разъяснял будущему космонавту все «вводные», затем говорил:

—К полету готов?

— Готов!

— Тогда – поехали!

И нажимал кнопку «Пуск».

Вообще-то пилот в этой ситуации должен сказать: «Экипаж, взлетаю!». Однако, в среде летчиков-испытателей в ходу именно «Поехали!», поскольку стандартная формулировка на взгляд этих отважных, но напрочь лишенных пафоса людей, кажется чересчур картинной.

Сам Марк Лазаревич вспоминал, что неприязнь к шикарной фразе «Экипаж, взлетаю!» он почувствовал, когда услышал, как некий «летун» гордо изрекает ее, готовясь к взлету на легкомоторном самолете, экипаж которого состоял из него одного.

Вернувшись из своего полета, Юрий Гагарин говорил Галлаю: «Марк Лазаревич, все было в точности так, как вы мне расписали. Будто бы вы там уже побывали до меня».

Марк Лазаревич Галлай умер в 1998 году. Он имел звание Героя Советского Союза, был награжден тремя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, орденом «Знак Почета» и 16 медалями.