28/03/21
Нефтяной кризис 1973 года: как он изменил СССР

В начале 1970-х годов сошлись два фактора: открытие крупного нефтеносного месторождения в Западной Сибири и высокие мировые цены на «черное золото», что дало СССР, казалось бы, неиссякаемый источник пополнения казны. Однако с этого момента наша страна стала заложницей конъюнктуры нефтяного рынка.

Удачный момент

В середине 1960-х годов Советский Союз приступил, пожалуй, к самой масштабной в своей истории реализации углеводородного проекта – разработке уникальных нефтегазовых месторождений, найденных на Западно-Сибирской равнине. Крупнейшим из них оказалось Самотлорское нефтяное месторождение, которому сразу напророчили большое будущее. Запасы нефти были оценены в 7 млрд тонн. О насыщенности и плотности нефтеносных пластов Самотлора говорит тот факт, что от напора поступающей нефти нагревались стальные трубы. Уже в конце 1960-х годов самотлорская нефть пошла на экспорт, став весомой добавкой к доходной части госбюджета.

Открытие новых нефтяных месторождений в Советском Союзе пришлось как нельзя кстати. На рубеже 1960-70-х годов западные страны на фоне растущего энергопотребления были жизненно заинтересованы в увеличении поставок нефти. Ведущие отрасли промышленного производства – машиностроение, химическая и сталелитейная промышленность, черная и цветная металлургия, традиционно базировались на энергозатратных технологиях, и их развитие требовало постоянного увеличения энергетической базы. Только в Соединенных Штатах в 1960-х годах потребление нефти выросло на 6% и продолжало расти. Благодаря стабильно низким ценам на «черное золото» на мировом рынке (в среднем 2 доллара за баррель) США и европейские страны могли устойчиво наращивать импорт нефти даже в условиях сокращения ее внутренней добычи. Однако очень скоро их благоденствию пришел конец.

6 октября 1973 года с началом вторжения Египта и Сирии в Израиль грянула очередная арабо-израильская война, известная как война Судного дня. Чтобы ударить по экономике союзников Израиля страны ОПЕК приняли решение ввести эмбарго на продажу нефти государствам Западной Европы. Помимо полного запрета экспорта нефти в США, Нидерланды, Португалию, Южную Африку и Родезию были введены механизмы поэтапного сокращения добычи ископаемого топлива – на 5% в течение каждого последующего месяца. Мировой рынок отреагировал более чем трехкратным увеличением цен на нефть и нефтепродукты – в странах-импортерах началась настоящая паника.

Резкий скачок нефтяных котировок ввергнул как малые предприятия, так и индустриальные гиганты западных стран в пучину небывалого энергетического кризиса: экономический рост сменился упадком производства, инвестиционным голодом и неизбежным подорожанием товаров и услуг. Падение промышленных показателей в США составило 15%, в Италии и Франции – 14%, в ФРГ – 8 %, в Великобритании –7%. Многие государства вынуждены были встать на путь переориентации всей промышленной базы.

Советский Союз оказался среди тех государств, которые миновали негативные последствия сделки ОПЕК. В сторону СССР, как одного из крупнейших поставщиков углеводородного сырья, с надеждой обратили свои взоры ведущие экономики мира. Но Москва не торопилась идти на помощь своим идеологическим противникам. Ведь гораздо разумнее в этой ситуации было бы поддержать арабские страны, на чьей стороне всегда оставался Советский Союз в их «праведной войне» с Израилем. В конце концов здравый смысл возобладал над идеологией и началась масштабная экспансия советской нефти на западный рынок.

Впечатляющий рост

Все что случилось с СССР потом превзошло самые смелые ожидания. Мало того, что в кратчайшие сроки окупились затраты на инфраструктуру, обеспечивавшую добычу нефти в труднопроходимой болотистой местности Самотлора: в Западной Сибири фактически с нуля выросла новая энергетическая база страны, на которой добывалось более 60% общесоюзной нефти и более 56% газа. Благодаря высоким ценам на нефть и активной эксплуатации самотлорского проекта наша страна вышла в мировые лидеры по поставкам углеводородов.

О росте сырьевого сектора советской экономики нагляднее всего свидетельствуют цифры. Если в 1970 году наша страна экспортировала в среднем 43 млн т нефти, то к 1980-му году этот показатель вырос до 63 млн т, а еще через пять лет он пробил планку в 80 млн т. Опережающими темпами росла и добыча нефти. Если в 1965 году в стране добывалось 200 млн. тонн «черного золота», то в 1975 году речь шла уже о 500 млн тонн. А в 1981 году произошло знаменательное событие: из недр была извлечена миллиардная тонна нефти, но уже в следующем году нефтяники рапортовали о втором миллиарде добытой нефти! По этому показателю СССР заметно обогнал многолетнего лидера нефтедобычи – США.

Все это, конечно, не было бы возможно без стремительно растущих цен на нефть: с 11 долларов за баррель в 1975 году до 27 долларов к 1985 году. Доля углеводородного сектора советского экспорта за период с 1960 по 1985 год выросла с 16 до 54%. Впечатляет и динамика объемов валютной выручки СССР от продажи нефти: с 1,05 млрд долларов в 1970 году до 15,74 млрд долларов 1980-м. Почти в 15 раз! Так незаметно СССР превратился в сырьевую экономику.

Энергетический кризис дал переоценку сырьевого сектора в советской экономике. Возможно, если бы не события 1973 года, наша страна так бы и продолжала поставлять углеводороды исключительно странам соцлагеря, причем в небольших объемах, не рассчитывая на серьезную коммерческую выгоду от этого предприятия. В середине 1970-х годов наконец пришло осознание нефтегазовой отрасли как колоссального источника пополнения бюджета и стимулирования социально-экономического развития страны.

Доходы от продажи энергоресурсов большей частью шли на геологоразведочную работу, создание необходимой инфраструктуры в регионах, где велась нефтедобыча, развитие транспортной системы. В 1974 году благодаря дополнительным вливаниям в бюджет были возобновлены работы по прокладке Байкало-Амурской железнодорожной магистрали. Однако развитие сырьевого сектора шло в ущерб другим отраслям – электронике, машиностроению, робототехнике, которые определяли научно-технический прогресс. Такой перекос сулил экономике СССР негативные последствия уже в ближайшей перспективе.

Расплата за беспечность

Многим странам Запада, попавшим под санкции, ничего не оставалось, как постепенно снижать свою зависимость от нефтепродуктов. СССР, напротив, все больше подсаживался на «нефтяную иглу», причем он это делал и как экспортер, и как потребитель. Высокие цены на энергоресурсы, позволявшие обеспечивать казну стабильным поступлением валюты, усыпляли бдительность советской партийной элиты, которой казалось, что так будет всегда.

Тем не менее в конце 1970-х годов в СССР предпринимались попытки диверсифицировать отечественную экономику, избавив ее от финансовых рисков, связанных с возможным падением мировых цен на углеводороды. На пленумах ЦК вносились предложения по совершенствованию планирования, расширению ассортимента выпускаемой продукции и переориентации рынков сбыта, освоению новых видов производств с целью повышения их эффективности. Однако реформ так и не последовало, структура советской экономики продолжала оставаться прежней, более того, зависимость от энергетического сектора лишь усилилась, так как вырученные от продажи сырья деньги требовались для решения проблемы товарного дефицита.

СССР невольно становился сырьевым придатком Запада, помогая ему в тяжелый момент преодолеть последствия энергетического кризиса и перейти от индустриальной экономики к постиндустриальной, в которой будет преобладать инновационный сектор с высокопроизводительной промышленностью, индустрией знаний и высоких технологий. Впрочем, еще довольно долго Советский Союз удерживал за собой второе место после США по объемам экономики, уступив эту позицию Японии лишь в 1988 году.

В начале 1980-х стала набирать обороты новая тенденция: значительное наращивание добычи нефти странами, не входящими в ОПЕК, в первую очередь СССР, что привело к затовариванию энергоресурсами мирового рынка. В 1985 году Саудовская Аравия, вступив в сговор с США, также увеличила добычу нефти, что вызвало падение цен на «черное золото». В СССР добыча нефти, которая требовала колоссальных затрат, в условиях снижения цен становилась все менее рентабельной.

К 1988 году цены на «черное золото» снизились с 30 до 10 долларов за баррель. Некоторые партии нефти Советский Союз вынужден был сбывать по 6 долларов. Это привело к тяжелому экономическому кризису в СССР. Увы, за более чем 10-летний период сверхдоходов от продажи нефти наша страна так и не создала финансовый задел, который помог бы государству преодолеть сложные времена. Излишки нефтедолларов правительство тратило на закупку продовольствия, ширпотреба и оборудования. Кризис перепроизводства нефти, вкупе с другими негативными процессами, набиравшими ход в позднем СССР, сыграл свою роль в надвигающемся коллапсе некогда могучей державы.