21/12/19
Почему чеченцев фамилии появились только в XIX веке

В Чечне очень распространены имена и фамилии, которые встречаются и у других народов, проживающих в ареале исламской цивилизации. Например, имя Рамзан – это видоизменённое арабское имя Рамадан (название месяца), а фамилия Кадыров происходит от арабского слова, означающего «могучий, способный». Однако у чеченцев также есть и уникальные антропонимы, присущие только этому народу.

Имена

«К исконно вайнахским относятся те личные мужские и женские имена, которые могут быть объяснены средствами самих вайнахских языков и диалектов», - писал советский кавказовед Нуреддин Ахриев.

С распространением ислама исконный чеченский именофонд оказался «на вторых ролях». По данным составителей словарей, собственно чеченскими являются лишь 13% личных имён (300 имён из 2000). Уникальным явлением чеченской антропонимики можно считать имена, связанные с названиями других народов. Некоторые из них понятны без перевода – Япон, Турки. Лидер сепаратистов Арби Бараев носил имя, означающее «араб». Данную черту часто приводят как аргумент в пользу того, что чеченцам не свойствен национализм. Иногда в чеченском имени отражалось восхищение не только народом, но и отдельным человеком. Любопытным памятником эпохи СССР является имя Ворошил, происходящее от фамилии советского маршала.

Часть имён обозначает человека и его качества. Таковы мужское имя Майра («храбрый»), Стаг («человек»), Солси («высокая честь»). Имена, происходящие от названий частей тела, имели магическое значение, их давали исключительно мальчикам: БIаьргаш («глаза»), Берг («копыта»). Сходны по функции имена-заклинания, образованные от глаголов в повелительном наклонении. Например, обращенное к младенцу слово «живи» породило мужское имя Ваха и женское Яха. Необычное женское имя Тоита буквально переводится как «хватит». Нарекая им ребёнка, семья просила, чтобы девочки у них больше не рождались.

Некоторые имена восходят к названиям животных и птиц. Учитывая популярность волка, как символа Чечни, трудно понять, почему имя Борз («волк») – сравнительно редкое. Племянник президента «независимой» Ичкерии Леча Дудаев, носил имя, означающее «сокол». Из женских имён такого типа можно назвать Цициг («кошка») или Лу («косуля»).

Имелись и «декоративные» имена, происходящие от растений, благородных металлов и драгоценных камней. Нарекая мальчика Наж («дуб), родственники хотели, чтобы он вырос крепким и мощным, как это дерево. Чеченское название золота дало мужское имя Дашо и женское Деши. Существуют такие женские имена, как Бирлант («бриллиант»), Дети («серебро») и т.д.

В целом, чеченские имена тяготеют к 1-му или 2-м слогам.

«Чеченское имя отличалось краткостью, оно было простым, произносилось быстро. За короткое время нужно было выкрикнуть побольше имён, чтобы противостоять угрозе», — пишет исследователь Тамуса Ахмадова из Чеченского государственного университета.

Фамилии

Фамилий у чеченцев не было до второй половины XIX века, и появились они под влиянием русских. Один из источников фамилий – названия многочисленных вайнахских тейпов. Такие фамилии часто заканчиваются на «-оев» (Хайхороев, Цуроев, Чермоев). Также фамилии брались от родовых ветвей тейпов (гары и некъе), отдельных местностей, аулов. Часто в основе было имя легендарного пращура-богатыря или же реального предка. К примеру, от имени Чаборз (слово «чаборз» означает как волка, так и медведя) происходит фамилия Чаборзаев. Как подметил историк Абрам Шовхелишвили, конечная флексия вайнахских фамилий «обычно содержит долгий гласный «си» или «а». Отсюда распространённость фамилий, заканчивающихся на «-аев» и «-иев».

Несмотря на наличие взаимных влияний и совпадений чеченских фамилий с фамилиями других народов Кавказа (часто с осетинскими) многие из них встречаются в единичном экземпляре. Например, писатель Абдурахман Авторханов рассказывал, что сам образовал свою фамилию, «немного русифицировав» имя деда Автурхана. Последнее происходит, по-видимому, от названия села Автуры в Шалинском районе, к которому прибавился распространённый на Востоке суффикс -хан.

«Такую фамилию во всей Чечне носил только я», — гордо отмечал литератор.