politobzor.net
Почему Грузия в СССР стала «кузницей» воров в законе

Грузинская советская социалистическая республика, почти 70 лет находившаяся в составе СССР, на самом деле в 50-е годы ХХ века стала «плацдармом» для формирования нового класса воров в законе.

Современные историки, анализирующие эту тенденцию, склонны полагать, что тому причиной было стремление к кардинальному реформированию советской системы (которое в конечном итоге и стерло СССР как государство с геополитической карты мира) – как следствие, грузинские воры в законе быстрее и эффективнее ассимилировались применительно к «текущему моменту».

Укрепление грузинских «законников» было политически обусловлено?

Этой гипотезы придерживаются сразу несколько отечественных историков – они считают, что в 50-х годах прошлого века укрепление клана грузинских воров в законе было вызвано тем, что «цеховики» (организаторы подпольных производств промышленного ширпотреба) в Грузии начали работать гораздо раньше, чем в остальных республиках Советского Союза. Соответственно, советский рэкет как новая и самостоятельная разновидность организованной преступности в СССР, курируемой местными ворами в законе, – родом именно оттуда, из Грузии.
Об этом писал Федор Раззаков, анализировавший в одной из своих книг («Бригада» возвращается. Триумф бандитской романтики») историю организации и эволюции организованной преступности в СССР, а также российский писатель Вячеслав Разинкин, исследовавший «цвет [отечественного]воровского мира».

Что послужило причиной «грузинской экспансии»?

Раззаков приводит данные о том, что и «цеховики», и воры в законе, взявшие зародившийся в Грузии в 50-х годах теневой бизнес по свой контроль, набирали свой авторитет по мере укрепления грузинских политиков на местном и союзном уровне. Грузия одной из первых советских республик способствовала процессу капитализации СССР. Молодые грузинские политики, вливавшиеся в советскую партноменклатуру, считает Раззаков, тем самым, прямо или косвенно, крепили и авторитет кавказских (в первую очередь, грузинских) «законников» на уровне Советского Союза.

Грузинские исследователи данной темы Георгий Глонти и Гиви Лобжанидзе, составившие монографию о профессиональной грузинской преступности (ворах в законе), считают, что расцвету института «законников» в Грузии в 50-х годах способствовал целый ряд факторов – в «центре» недооценили влияние особо опасных преступников в этой республике СССР, местную. социально-экономическую ситуацию. Да и в целом произошло «упущение» стремительной тенденции сращивания теневого капитала (его «прародителями» были как раз «цеховики»), ОПГ, контролируемых «законниками» и представителей местной власти.
Глонти и Лобжанидзе полагают, что эта, наработанная с начала 50-х годов в Грузии, схема криминального конгломерата «бизнес-криминал-власть» была впоследствии успешно внедрена в жизнь повсеместно в СССР (в определенной степени она продолжает существовать до сих пор).
Причем, уже тогда в среде грузинских воров в законе возникали «терки» по поводу соблюдения воровского закона при контроле за первыми послевоенными советскими предпринимателями: как при этом быть с собственным отношением к обогащению? Впоследствии, как известно, финансовая составляющая не раз становилась камнем преткновения между истовыми «законниками» и ворами «новой формации» (вор в законе по понятиям не должен жить в роскоши и любым способом подчеркивать свое финансовое превосходство).

Чем закончилось «вызревание» грузинских «законников»

Раззаков утверждает, что грузинские воры в законе в итоге уже в 60-х годах серьезно начали теснить славянских «законников» в Москве и центральных городах СССР. Известный деятель криминального мира Вячеслав Иваньков (Япончик) отличался нетерпимостью к кавказцам, и когда в начале 80-х его посадили в тюрьму, это только ускорило процесс укрепления влияния грузинской воровской диаспоры в Советском Союзе. Именно грузинские воры, по мнению Раззакова, положили начало тенденции игнорирования «правильного» воровского «босячества» и негласно закрепили право на роскошную жизнь для «законников» (что, по понятиям, изначально претит правилам жизни воров).

Вячеслав Разинкин считает, что инициатива грузинских властей 70-х годов, настоятельно «сбагривавших» местных «законников» в российские МЛС, только ускорила процесс укрепления их авторитета – подобная ассимиляция позволила усилить влияние грузинских воров в законе на криминальные процессы на территории постсоветского пространства.