Почему красноармейцам было запрещено выносить раненых с поля боя

Такой запрет существовал, но он носил исключительный характер, который продиктован условиями боя. Ветераны часто вспоминают, что бойцы помогали вытащить раненых из-под обстрела. Командиры при этом не только не препятствовали, но и сами отдавали такие приказы.

Что говорили солдаты

В своих воспоминаниях «На пути к перелому» (1977 г.) генерал-лейтенант Иван Андреевич Ласкин, который командовал 172-й стрелковой дивизией в Севастополе, пишет, как в жестокой неравной борьбе с врагом его дивизия оказалась под лавиной огня противника. 7 июня 1942 года семь тысяч авиабомб и более четырнадцати тысяч снарядов разорвалось на участке дислокации 172-й дивизии. 18 часов бойцы находились в огненном аду. Когда накал боя немного утих, стали проверять, кто убит и ранен. Бойцы увидели, что многие из их товарищей ранены или получили контузию. Они тут же стали вытаскивать из окопов тяжелораненых, делать им перевязки и оказывать первую помощь.

О помощи раненым со стороны самих бойцов упоминает и Степан Семенович Лопатин, который всю войну прошел артиллеристом. Мемуары «Живая память: Записки фронтовика» (1988 г.) содержат эпизод, когда летом 1943 года в Орловской области его подразделение вступило в артиллерийскую дуэль с врагом. Когда после боя Лопатин и его товарищи подошли к четвертому орудию, их взору открылась искореженная пушка, убитые и раненые бойцы расчета. Из окопа выбрался сержант Борьков. Прикрыв раненых плащ-палаткой, он принялся оказывать им первую помощь. Когда один раненый был перевязан, подоспел санинструктор и оказал помощь другим, раненым осколками.

Исторические корни на запрет выносить раненых

Этот запрет появился во времена Петра Первого. Как пишут историки Ю. Арзамаскин и В. Мартынов в работе «Морально-психологический фактор в русской армии эпохи Петра Великого» (Журнал «Армия и общество», 2012 г.), князь А.Д. Меншиков в 1706 году составил инструкцию под названием «Как вести себя в сражении солдатам и в особенности офицерам». Солдатам велено было соблюдать строгую тишину, дабы все могли слышать подаваемые командирами команды. Офицеру разрешалось в тот же миг заколоть солдата, который закричит в бою.

Под угрозой смерти инструкция запрещала выносить раненых и убитых с поля боя до конца сражения. Исключения не делались даже для старших офицеров. Выносить раненых могли только после боя нестроевые чины. Причина – некоторые из солдат, делая вид, что выносят одного раненого, брали с поля боя «пять человек».

Запрет выносить с поля сражения раненого товарища в Красной армии во время Великой Отечественной войны мог быть продиктован не опасением, что солдаты побегут, а тем, что каждому солдату полагалось свое место в бою, а заниматься помощью раненым и их эвакуацией должны были медико-санитарные службы.

Как была организована медицинская помощь

Подробно об этом пишет кандидат исторических наук, профессор Санкт-Петербургского военного института войск национальной гвардии Российской Федерации Сергей Лысенков. В статье «Организация медицинской помощи военнослужащим Красной Армии в период Великой Отечественной войны» (Журнал Genesis: исторические исследования, № 3, 2016 г.) автор сообщает, что согласно существовавшей доктрине, огнестрельные раны должны быть как можно раньше хирургически обработаны, чтобы избежать инфицирования. Значит, необходимо выносить раненых с поля боя или оказывать им помощь, невзирая на поражающий огонь врага. При этом хирургическая помощь должна быть как можно ближе к фронту.

Непосредственно на поле боя действовали санитарные отделения стрелковой роты, которые оказывали помощь в 53% случаев, 33% раненых получали помощь от товарищей, а 6% – помогали себе сами. Санитары обязаны были вести наблюдение за боем, увидеть и запомнить место, где боец упал. Под огнем, не обращая внимание на риск собственной гибели, они должны были подойти или подползти к раненому и оказать помощь.

Санитар должен был наложить повязку, в случае тяжелого ранения вызвать санитаров-носильщиков (два человека входили в звено с санитаром). На практике девушка-санитарка одна вытаскивала раненых, так как людей не хватало. При этом действовал приказ, согласно которому, вместе с раненым необходимо было забрать и его оружие, которое потом сдавалось на пункт сбора оружия.

Раненого бойца доставляли в батальонный медпункт, который размещался не далее 1,5 км от линии фронта. Там ему оказывали доврачебную медпомощь. Хирургические операции делали в полковых медпунктах — на расстоянии 1,5-4 км от линии фронта. Раненых сортировали и бойцов с тяжелыми травмами эвакуировали.

Хирурги с огромной нагрузкой работали в дивизионных медицинских пунктах (6-10 км от линии фронта). Здесь оперировали 72,6% раненых. Самые тяжелые нетранспортабельные раненые оставались на ДМП (дивизионный медицинский пункт), остальных — отправляли в тыл.

Первая помощь должна была быть оказана немедленно, под огнем. В ближайший пункт помощи раненых следовало доставлять в первые два часа после ранения, в ПМП (полковой медицинский пункт) — не позднее четырех часов после ранения. В ДМП доставка — не позже 6-8 часов после ранения. На деле не всегда получалось транспортировать бойцов в медпункты быстро, все зависело от боевой обстановки и наличия медперсонала, который погибал под пулями снайперов. Время жизни санитарки на поле боя исчислялось 41 секундой.

Санитары и санинструкторы спасали людям жизнь, зачастую жертвуя своей. Каждый находился на своем месте, как винтик в сложном военном механизме. Возможно, поэтому в частях инструктировали бойцов не отвлекаться от ведения боя, ведь спасением раненых занимались отдельные санитарные подразделения.