Почему Сталин не стал казнить бандеровцев

Движение украинских националистов стало одним из самых серьёзных противников советской власти за всю её 74-летнюю историю. Однако сталинский режим обошёлся с бандеровцами сравнительно мягко – большинство из них не были расстреляны, а отправились в лагеря и ссылки. Впоследствии эти люди вернулись на Украину, нисколько не изменив своих политических взглядов.

Разгром бандеровцев

По данным историков, от 10 до 30 тысяч жителей Западной Украины состояли членами партии ОУН*, численность Украинской повстанческой армии (УПА*) на пике активности достигала 400 тысяч человек. Тех же, кто симпатизировал боевикам, было в несколько раз больше. Учитывая огромный масштаб сопротивления, перед советской властью, вернувшейся на Западную Украину в 1944 году, стояла задача «замирения» территории и установления контроля над всеми населёнными пунктами.

Заметная часть бандеровцев погибла во время чекистско-войсковых операций. Американский историк Джон Армстронг писал о нескольких тысячах «наиболее энергичных галицких молодых людей». Изданная в 2019 году «Энциклопедия истории Украины» приводит более внушительную цифру: в 1944-1953 годах советские силы госбезопасности убили 155 108 повстанцев. Среди ликвидированных было много лидеров УПА, включая головного командира Романа Шухевича, известного как «генерал Тарас Чупрынка». Многие активные националисты, чтобы не попасть в руки русских, покончили жизнь самоубийством.

Несколько схваченных украинских главарей были казнены. Можно назвать следующие имена бандеровцев, расстрелянных по приговору советских военных трибуналов: командира УПА-Запад-Карпаты Александра Луцкого (казнён в 1946 году), командира Западного ВО «Завихост» Юрия Стельмащука (1945) и майора-политвоспитателя УПА Василия Охримовича (1954).

Однако большинству националистов Сталин сохранил жизнь. Прежде всего потому, что, в силу массовой поддержки населения органы ГБ не проводили чёткой границы между членами бандподполья и сочувствовавшими ими селянами. Родственники и пособники бандеровцев подлежали депортации как «кулаки». Таковых насчитывалось до 3% населения.

Активных повстанцев приговаривали по 58-й «контрреволюционной» статье к 25 годам лагерей (это называлось «четвертак»). Многие осуждённые воспринимали это практически как смертную казнь.

«Разве смерть хуже, чем четверть столетия рабства?», – задавался вопросом Александр Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГе».

Сталину требовалась рабочая сила для ГУЛАГа, который до смерти «отца народов» оставался важным сегментом советской экономики. В начале 1950-х годов украинцы составляли около 20% контингента лагерей, их насчитывалось 362 тысячи. Сравнительная мягкость наказания для бандеровцев объясняется и международным фактором. Многие бойцы УПА поддерживали связи с лидерами ОУН, осевшими в американской зоне оккупации Германии, поэтому новость о массовых расстрелах могла бы вызвать скандал на Западе.

Последствия

Советских руководителей подвела приверженность марксистским догмам и недооценка живучести националистических идей. Сталин рассчитывал на постепенную советизацию Западной Украины. Поэтому даже в условиях послевоенной разрухи немалые деньги вкладывались в повышение уровня жизни галичан. Официальная пропаганда выставляла «буржуазных националистов» всего лишь пособниками немецких оккупантов, игнорируя вековые чувства исторической обиды украинцев на «ляхов» и «москалей».

Возможно, эта политика принесла бы свои плоды, если бы наиболее активные бандеровцы остались в Сибири. Однако произошла хрущёвская амнистия, после которой репрессированные массово потянулись на запад. Уже к 1 августа 1956 года, согласно советским документам, из мест ссылки вернулось 20 тысяч «оуновцев».

МГБ и КГБ СССР составляли перечни лиц, склонных к террористической деятельности, однако такой подход оказался неэффективным. «Бандеровщина» никуда не делась как политическая идея. В Америке, Канаде и Западной Европе продолжали действовать «Закордонные части ОУН», пытавшиеся вести пропаганду на Западной Украине. С подачи эмигрантских теоретиков националисты стали внедряться в коммунистическую партию и советские органы власти.

В эпоху Перестройки на Западной Украине началась активная героизация повстанческого движения. А после провозглашения независимости Украины националисты вернулись в политику – если не как правящая партия, то как оппозиция, существенно влияющая на позиции киевских властей. Особенно ярко это проявилось после известных событий Евромайдана 2014 года.

* – данная организация запрещена в Российской Федерации.