Почему жители Сталинграда поддержали переименование в Волгоград

Процесс «глобальной десталинизации», запущенный Никитой Хрущевым, неоднозначно воспринимался населением СССР, однако демонстративно открытого, публичного и тем более массового протеста советские граждане по этому поводу действительно не проявляли. Хотя очевидцы развенчания культа личности Сталина и современные историки в основном сходятся во мнениях по поводу причин скрытого недовольства советских людей хрущевским антисталинским реформаторством.

Сталин не хотел давать свое имя городу?

На момент выхода указа Верховного Совета РСФСР о переименовании Сталинграда в Волгоград город на Волге носил имя Сталина 36 лет – Царицын в Сталинград переименовали в апреле 1925 года. До сих пор исследователи этой темы ссылаются на исторически неподтвержденную версию о том, что Сталин якобы «не горел желанием» давать городу свою фамилию. Однако многие современные историки убеждены: факты против данного утверждения – если бы большевистский вождь на самом деле противился подобным переименованиям, то на карте СССР при его жизни не появились бы такие населенные пункты как Сталино (Донецк), Сталинабад (Душанбе), Сталинири (Цхинвали), Сталинск (Новокузнецк) и многие другие, менее известные города.

Инициатива Хрущева: как ее встретили в народе

До принятия 10 ноября 1961 года официального решения о переименовании Сталинграда в Волгоград в СССР после знаменитого ХХ съезда КПСС на протяжении нескольких лет повсеместно сносили памятники Сталину, тщательно вымарывались упоминания о нем в учебниках, в художественной литературе, изобразительном искусстве и во всех других сферах жизнедеятельности советского гражданина, имеющих идеологическое значение. За несколько дней до апрельского указа о переименовании города на Волге гроб с телом Сталина вынесли из Мавзолея и погребли у Кремлевской стены.

Архивы документов тех лет и воспоминания очевидцев событий разнятся в отношении к вопросу о переименовании города. В статье информагентства ТАСС, опубликованной 4 года назад, приводятся мнения пенсионеров Надежды Крюковой, работавшей в начале 60-х годов в Сталинграде учительницей и Валерия Полтавца, в то время студента Сталинградского пединститута. И Крюкова, и Полтавец утверждали, что сталинградцы были единодушны в мнении оставить за городом прежнее название – все военные победы жители Сталинграда связывали с именем генералиссимуса.

Однако, по воспоминаниям Надежды Крюковой, никто из учителей, которым начальство объяснило, как преподносить новшество детям, открыто не роптал, да и о массовом недовольстве переименованием среди городского населения учительница ничего не слышала. Полтавец напротив, говорил, что студенчество восприняло эту новость в штыки – весь переполненный институтский актовый зал шумел и топал ногами. Но затем в «Сталинградской правде» вышла заметка с упоминанием о... единогласном одобрении студенчеством решения партии – точку зрения будущих педагогов попросту перевернули с ног на голову.

Местная периодическая печать уже после принятия указа Верховного Совета РСФСР о переименовании, публиковала материалы о радушном и единодушном одобрении подобного решения городскими рабочими и служащими. К примеру, в номере «Сталинградской правды» за 10 ноября говорилось, что переназвать город – это политическая инициатива... самих сталинградцев, в частности, рабочих, которые «активно включились в борьбу за переименование». Сталина в статье обвиняли в злоупотреблении властью, ставили в вину его роль в массовых репрессиях – потому, дескать, славный город не может носить имя такого человека. В публикации приводились резкие высказывания в адрес Сталина, приписываемые конкретным рабочим.

Кандидат исторических наук, доцент Волгоградского государственного социально-педагогического университета Александр Липатов в своем историческом исследовании пишет, что митинги и собрания, посвященные переименованию Сталинграда в Волгоград, партийное руководство города начало организовывать и проводить с 6 ноября. В печати они освящались однобоко: в прессе публиковались только материалы (в том числе и от имени трудящихся), одобрявшие данную инициативу, без намеков на дискуссии и дебаты. Одновременно печатались статьи об этимологии топонима «Волгоград», причастности города к великой реке Волге, воспетой Пушкиным, Горьким и Некрасовым.

Примечательно, что впервые Никита Хрущев поднял вопрос о переименовании Сталинграда еще в 1956 году на ХХ съезде партии, но тогда почти 80% делегатов высказались против данного предложения. Спустя несколько лет была организована и успешно реализована «инициатива снизу». Следом за Сталинградом вскоре перестали носить имя «отца всех народов» и другие населенные пункты Советского Союза.