При каких ранениях красноармейцам забинтовывали голову

Великая Отечественная война стала суровой проверкой на прочность для молодой Советской страны. И, в первую очередь, это касалось и достижений медицинской науки. Ведь любая война сводится не только к уничтожению живой силы противника, но и к максимальному сохранению боеспособности собственных солдат. Несмотря на катастрофу первых месяцев блицкрига, к зиме 1941-1942 годов СССР удалось наладить полноценное оказание медицинской помощи бойцам с самыми различными ранениями.

Статистика

В своей статье «Организация медицинской помощи военнослужащим Красной Армии в период Великой Отечественной войны» С.Г. Лысенков приводит показательные статистические данные. Исходя из первоначальной военной доктрины («Малой кровью на чужой земле») большая часть медицинского персонала (39,9%) и госпитальных коек (35,8%) были сосредоточены у западных границ страны. Быстрое отступление Красной Армии также делало практически невозможным оказание надлежащей помощи раненым бойцам. Некоторых не удавалось даже эвакуировать. Очень часто уход за ранеными красноармейцами на свой страх и риск осуществляли жители оккупированных территорий. Незавидной была участь тех, кто попадал в немецкие лагеря для военнопленных. Лишенные не только медицинского ухода, но и зачастую питания и теплой одежды, раненые красноармейцы гибли в огромных количествах.

Основной причиной гибели на Западном фронте являлись единичные осколочные (64%) и пулевые ранения (34,5%). Более половины (54,8%) составляли черепно-мозговые ранения. Главная причина – отсутствие на голове бойцов стального шлема. Поэтому уже в феврале 1942 года вышел приказ НКО об обязательном оснащении всех передовых частей стальными шлемами. Эта инициатива помогла снизить количество смертельных ранений в голову. Однако даже при несмертельном ранении подавляющей причиной смерти в госпиталях оставалась инфекция раны (около 60% случаев, против 5% смертей от кровопотери). Поэтому огромную роль в спасении жизни и сохранении боеспособности людей играло своевременное оказание медицинской помощи.

Военная медицина на Западном фронте

В 1942 году в СССР вышел документальный фильм «Военная медицина на Западном фронте Великой Отечественной войны». Полуторачасовой фильм рассказывал о том, как была организована помощь раненым, и охватывал все этапы: от ранения на поле боя и до восстановления бойца и повторной отправки на фронт. На кадрах хроники можно увидеть, как осуществлялась транспортировка бойцов с ранениями разной степени тяжести на санях, в поездах, самолетах; как происходила сортировка и принятие решений о дальнейшем лечении; как бойцы восстанавливались, получали награды прямо на больничной койке и готовились вернуться в ряды Красной Армии для дальнейшей защиты социалистической Родины. Конечно, фильм можно обвинить в претенциозности и пропаганде, дескать слишком уж идеально показан процесс ухода и реабилитации раненых. Однако  было бы цинично обвинять в пропаганде страну, которая только что переломила ход войны, едва не потеряв Москву. Поддержка боевого духа армии была очень важна, ведь бойцы должны быть уверены, что в случае ранения их ждет всесторонняя помощь, как медицинская, так и психологическая.

И здесь в пользу фильма говорят упрямые цифры статистики. Согласно данным, которые обнаружил Лысенков, 93% бойцов получали помощь в течение 3 часов с момента ранения, из них две трети – сразу или в течение 30 минут. Таким образом, принцип своевременности медицинской помощи достигался практически повсеместно. Причем именно от санитаров, первичного звена в этой цепи, зачастую зависела жизнь бойца. Ведь для оказания первой помощи (она сводилась к наложению повязки для остановки крови или временной шины при переломе) требовалось сначала оттащить раненого в укрытие, причем с сохранением личного оружия. Утрата оружия, кстати, считалась преступлением, что объясняется не изощренной жестокостью Ставки, а нуждами военного времени. СССР к началу войны катастрофически отставал от Вермахта в плане оснащенности бойцов вооружением. Поэтому каждая сохраненная винтовка давала возможность вооружить нового бойца.

Следующим этапом становился полковой медицинский пункт (ПМП). Он, как правило, располагался в нескольких километрах от фронта, чтобы раненых можно было доставить в течение 4 часов. Здесь осуществлялась первая врачебная помощь, а именно остановка крови, иммобилизация, введение противостолбнячной сыворотки. На каждого бойца заводилась специальная карточка, куда вносились его личные данные, описание ранения и оказанной медицинской помощи. На кадрах хроники вы видим раненых красноармейцев, размещенных в медицинском пункте. Они отогреваются, получают теплое питье и еду. У бойцов перевязаны руки, ноги, головы. Повязка на голове могла означать как осколочное ранение (о высокой смертности от которых упомянуто выше), так и контузию. Бойцы с легкими ранениями, как правило, находились в ПМП около 2-3 дней. Тяжелые раненые направлялись в еще более глубокий тыл, причем, чем сложнее было ранение, тем дальше от фронта направлялся боец.

ГЛР

Пожалуй, самым положительным эпизодом фильма являются кадры из госпиталя легко раненых (ГЛР). Сюда помещались бойцы с легкими ранениями конечностей. В таких госпиталях не только проходили лечение. Жизнь раненых мало чем отличалась от казарменного быта. В 7 утра горн будил бойцов на построение и зарядку. В зависимости от рекомендаций врача, раненые выходили на зарядку на улицу или оставались в помещении. Режим ГЛР предполагал процедуры по реабилитации, трудотерапию, физическую активность. На кадрах бойцы, рубят дрова, работают в швейном цеху, катаются на лыжах, посещают уроки по политической грамотности, узнают о новых видах вооружения, учатся маскировке и совершенствуют навыки ведения боя.

Срок пребывания в таком лагере составлял до 15 дней, что позволяло поправить как физическое здоровье, так и моральный дух. После заключения главного врача о полном восстановлении, бойцы опять возвращаются в строй. Любопытно, что подобные «батальоны выздоравливающих» были ликвидированы в октябре 1941 года, поскольку грядущая битва за Москву требовала максимальной разгрузки запасных частей. Восстановление столь эффективной формы реабилитации как раз приходится на апрель 1942 года, когда советской стороной был достигнут долгожданный перелом в войне.