Самолёты люфтваффе со звездой: как «сталинские соколы» воевали на трофейном оружии Гитлера

Одна из самых ярких сцен легендарного фильма «В бой идут одни старики», та самая, когда командир эскадрильи капитан Титаренко возвращается на трофейном «Мессершмитте». «Макарыч! – говорит механику летчик – принимай аппарат. Во! Махнул, не глядя!».

А могло ли такое быть на самом деле? Летали ли наши асы на немецких «мессерах», и как вообще поступали с трофейными самолетами в годы Великой Отечественной войны?

На немецком самолете – в разведку

Оказывается, нечасто, но такое происходило. Знаменитый эпизод из фильма Леонида Быкова – не фантазия сценариста.

Фильм основан, отчасти, на воспоминаниях участника войны, летчика С.Д. Луганского «На глубоких виражах». Он рассказывает, в том числе, и о своем товарище, командире 152-го гвардейского авиаполка В.А. Меркушеве (в книге, изданной в 1963 году, автор вынужден был «спрятать» Меркушева под вымышленной фамилией Телегин, поскольку Меркушев был в плену и отсидел за это срок). Так вот, Василий Меркушев на трофейном Мессершмитте не раз совершал дерзкие вылеты в разведку. Немцы на одинокий «мессер», проносившийся над колоннами техники и боевыми позициями, не обращали внимания, зато свои так и норовили подбить. Командование даже издавало специальные распоряжения, чтобы разведчика не трогали.

Меркушев доставлял бесценные разведданные, и продолжалось это до тех пор, пока немцы не поняли, наконец, что за самолет летает над их головами. Меркушева подбили, он кое-как дотянул до своих, сел и… оказался среди разозленных красноармейцев, которые от души намяли ему бока. Летчики его полка, примчавшиеся за Меркушевым на автомобиле, едва отбили его у пехотинцев. Пришлось летчику даже в госпитале полежать пару недель.

Еще один летчик И.Н. Пронин летал в разведку на трофейном немецком биплане «Ar-68». За блестяще проведенный разведывательный полет и сделанные во время этого полета фотографии, Илья Пронин был награжден орденом.

Были и другие эпизоды подобного рода, но именно эпизоды. «Немца» запросто могли сбить свои же, а раскрывать секретность этих полетов было слишком опасно.

На немецких самолетах – из плена

Известно несколько случаев, когда бойцы РККА использовали немецкие самолеты как средство побега из плена.

Самый известная история, безусловно, побег летчика М.П. Девятаева и его товарищей из концлагеря на острове Узедом в феврале 1945 года. Михаил Девятаев был летчиком-истребителем, бомбардировщики «Хейнкель» были ему незнакомы. Тем не менее, убирая снег на аэродроме, он присматривался к тому, как немецкие летчики прогревают двигатели, и запомнил алгоритм действий. 10 беглецов забрались в самолет, когда немцы были в столовой. Поднять бомбардировщик в воздух удалось не сразу, у Девятаева из-за нечеловеческих условий плена просто не было сил потянуть на себя штурвал. Тем не менее, побег удался, Михаил Девятаев не только спас из плена товарищей, но и доставил своим экземпляр новейшей немецкой авиационной техники.

Правда, самолеты угоняли и до Девятаева. В 1942 году с немецкого аэродрома в районе Орла штурман Г. Е. Лосунов и бортрадист А.П. Симоненко при помощи местных подпольщиков угнали немецкий бомбардировщик и вернулись к своим.

В августе 1943 подобный побег совершили с немецкого аэродрома под Псковом летчик-истребитель Н.К. Лошаков и красноармеец И.А. Денисюк.

В 1944 году летчик В.И. Муратов совершил побег на угнанном самолете с аэродрома в румынском городе Бакэу. Ему помогал румынский механик, затаивший злобу на немцев. Кроме того, к беглецам присоединился еще один пленный — советский офицер Иван Клевцов.

Как поступали с трофейной техникой

В начале войны таких ценных трофеев, как немецкая военная техника, а, тем более, самолеты, у РККА было крайне мало. Получить целехонький вражеский самолет удавалось лишь в тех случаях, когда немцы сами перебегали к нам. Так, в июне 1941 года экипаж фашистского бомбардировщика «Ju 88» под Киевом сбросил все бомбы в Днепр, и приземлился на советском военном аэродроме, сдавшись в плен в полном составе.

После того, как в ходе войны произошел перелом и РККА начала наступать, ситуация изменилась. Особенно много самолетов попало в части РККА после разгрома немцев под Сталинградом. Попадали в руки наших бойцов и самолеты с захваченных аэродромов на Украине, в Белоруссии, в Восточной Пруссии и так до самого Берлина.

С особенной лихостью сумел пленить экипаж немецкого разведывательного самолета «Шторх» прославленный летчик Султан Амет-Хан. Вместе со своим ведомым И.Г. Борисовым он взял «Шторх» «в клещи» и дал понять, что требует посадки. Вражеский самолет был приведен на советский аэродром. Познакомившись с кабиной и приборной панелью «Шторха», Амет-Хан смог поднять совершенно незнакомый ему самолет в воздух.

С передовой немецкие самолеты направлялись в центр испытаний НИИ ВВС. Наши конструкторы перенимали удачные инженерные решения немецких специалистов, и это помогало улучшать нашу боевую технику.

Многие из этих самолетов использовались уже после окончания войны как в армии, так и в народном хозяйстве. Особенно хорошую службу сослужили самолеты «Юнкерс», «Зибель», «Хейнкель», которые в качестве транспортников активно использовались на севере, в приграничных частях и в МВД. Пограничники на Балтике и на Черном море активно применяли гидросамолеты «Арадо-196».

Добротная немецкая техника служила СССР вплоть до 60-х годов.